Суббота, 27 Мая 2017 г. 03:41

Большая жатва АСВ: зачем Абдуллин заложил земли на 3 миллиарда по долгам Мусина?

21 Пт, 10:05 Владимир Казанцев, Рустам Ахметгареев, Александр Андреев, Лилиана Набиуллина («БИЗНЕС Online»)

ГЖФ поручился минимум 18 участками по чужим кредитам — теперь все засасывает конкурсная масса ТФБ

Пугающий своими последствиями прецедент создал на днях Арбитражный суд РТ: ГЖФ не смог через суд вернуть себе земельные участки, которые он предоставил в качестве залога по кредитам в ТФБ компаниям, близким к Роберту Мусину. Сам Талгат Абдуллин уверяет, что лишь хотел заработать: стоимость предоставления залога — 1 — 2% годовых. Но если события будут развиваться по нынешнему сценарию, то имущество отойдет банку. И это только первая ласточка.

Государственный жилищный фонд при президенте Татарстана через суд потребовал от Росреестра погасить запись об ипотеке, по которой в залоге у Татфондбанка оказались 18 земельных участковГЖФ Талгата Абдуллина через суд потребовал от Росреестра погасить запись об ипотеке, по которой в залоге у Татфондбанка оказалось 18 земельных участков Фото: «БИЗНЕС Online»

НА ВЫВОД ЗАЛОГОВ НЕ ХВАТИЛО ДНЯ

Государственный жилищный фонд при президенте Татарстана (ГЖФ) через суд потребовал от Росреестра погасить запись об ипотеке, согласно которой в залоге у Татфондбанка (ТФБ) оказалось 18 земельных участков. Речь идет о землях, расположенных по обеим сторонам улицы Братьев Батталовых, но в основном у банка оказалась в залоге гигантская территория от возводимого ГЖФ соципотечного района М-14 до знаменитой своими сабантуями Березовой рощи. Впрочем, и сама роща, которая, судя по публичной кадастровой карте, в основном принадлежит частным владельцам, тоже оказалась частично заложена. Общая площадь земли — более 1,2 млн. кв. метров. Кадастровая стоимость — 2,8 млрд. рублей, при том что земли пребывают в таких категориях, как «для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства», есть под «парки, скверы, набережные», под пастбища, сады и виноградники.

По данным одного из экспертов «БИЗНЕС Online», в том районе сотка земли под сады может стоить 130 — 160 тыс. рублей. Если же категория земли позволяет строить высотные дома, то стоимость повышается более чем в два раза — до 350 — 400 тыс. рублей. А как известно, земли из одной категории в другую при масштабных проектах переводятся на раз. Так что потенциально речь идет об имуществе стоимостью 4 — 5 млрд. рублей.

Что же произошло с этими поистине золотыми участками? В суде прозвучало — ГЖФ сам кредиты у Татфондбанка не брал. Свои участки он предоставил в залог по обязательствам трех компаний: «Грит Плюс», «МетИнвест» и «Автопаркинг».

В основном у банка оказалась гигантская территория от возводимого ГЖФ соципотечного района М-14 до знаменитой своими сабантуями Березовой рощиУ ТФБ оказалась гигантская территория от возводимого ГЖФ соципотечного района М-14 Фото: Лилиана Набиуллина


В том, что данные компании входят в бизнес-орбиту бенефициара ТФБ Роберта Мусина, сомневаться не приходится. Например, «Грит Плюс» — в числе акционеров ИнтехБанка, у компании 9,94% (по состоянию на 13 октября 2016 года). Самой компанией владеет Гузалия Газизуллина, которая через цепочку различных фирм имеет долю в нескольких компаниях Мусина, в том числе в «Адонисе» и Казанском заводе газовой аппаратуры. Кроме того, Газизуллина входила в совет директоров ОАО «Артуг», еще одного финансового бастиона Мусина. «Автопаркингом» владеет Айрат Тумакаев, гендиректор «Новой нефтехимии» (ядро финансовой империи Мусина). Кроме того, «Автопаркинг» через свою «дочку» числится соучредителем «Сувар Девелопмент» (впрочем, «Сувар» начал жизнь с чистого листа, разделив компании, и теперь мусинские следы остались в «старом» «Суваре»).

Владелец третьей компании — «МетИнвест» — некто Рафиль Мухарлямов, с конца декабря компания, занимающаяся оптовыми продажами электротоварами, находится в стадии ликвидации.

Как заявили на суде представители фонда, ранее Татфондбанк открыл этим фирмам кредитные линии, а через некоторое время ГЖФ представил по выданным кредитам залоги. Ни дат, ни причин такого необычного решения в суде не прозвучало.

Незадолго до краха ТФБ, 5 декабря 2016 года, соглашения с этими компаниями ГЖФ разорвал. На следующий же день договоры об ипотеке были расторгнуты уже и с Татфондбанком. После этого 13 декабря Госжилфонд и банк обратились в Росреестр для снятия обременения и погашения регистрационной записи об ипотеке. Почему обращение в Росреестр произошло спустя неделю, неизвестно. Но задержка оказалась роковой — не хватило буквально одного дня. Ведомство, согласно закону об ипотеке, должно было погасить запись о залоге в течение трех рабочих дней. Однако 15 декабря Центробанк ввел в ТФБ временную администрацию в лице АСВ — та мгновенно наложила табу на все сделки.

Общая площадь земли, которые ГЖФ предоставил в качестве залога по кредитам в ТФБ компаниям, — более 1,2 млн. кв. метров. Кадастровая стоимость — 2,8 млрд. рублейНажмите, чтобы увеличить

«ПОЧЕМУ НАКАНУНЕ БАНКРОТСТВА ЭТО СДЕЛАЛИ?»

Теперь юристы ГЖФ в суде напирают на то, что «они успели». АСВ направило письмо в Росреестр о том, что все доверенности, выданные Татфондбанком, перестают действовать, 16 декабря. До адресата письмо дошло 19 декабря. Но ведь фонд попросил снять обременение еще 13 декабря, а Росреестр «не имел возможности знать о том, что будет через несколько дней». Или имел?

На процессе судья Надежда Назырова начала задавать неудобные вопросы.

— В связи с чем было расторжение? Кредиты погашены были? — спросила она у юриста Госжилфонда.

— Мы кредитов и не получали. Были кредитные линии на три иные организации, — ответил представитель ГЖФ Хасанова.

— Почему сначала предоставили, а потом расторгли? — продолжила судья.

— По обоюдному соглашению, на основании свободы договора. Сначала решили заключить договоры об ипотеке, также по обоюдному соглашению с Татфондбанком мы решили расторгнуть их. Это не противоречит закону. Мы расторгли 6 декабря. У нас были договоры между организациями «Грит Плюс», «МетИнвест» и «Автопаркинг» о том, что мы им предоставляем в залог земельные участки. Данные соглашения также были расторгнуты 5 декабря. Мы сначала предоставили залог, а потом стороны пришли к соглашению о том, что будем расторгать эти договоры и забирать земельные участки обратно.

В том, что компании «Грит Плюс», «МетИнвест» и «Автопаркинг» входят в бизнес-орбиту бенефициара ТФБ Роберта Мусина, сомневаться не приходитьсяВ том, что компании «Грит Плюс», «МетИнвест» и «Автопаркинг» входят в бизнес-орбиту бенефициара ТФБ Роберта Мусина, сомневаться не приходиться Фото: «БИЗНЕС Online»

— Почему накануне банкротства это сделали? — продолжила судья.

— Мы не имели возможности об этом (наступлении банкротстваприм. ред.) знать. Расторжение было по волеизъявлению сторон. Согласились с руководством, решили расторгнуть. У нас кредитных линий с Татфондбанком нет, у нас обязательств перед ними нет, — еще раз повторила юрист фонда.

Речь Росреестра была очень короткой: «Мы просим отказать в иске. Оснований по прекращению записи у нас не имелось на тот момент, поскольку поступила информация, что все доверенности, выданные от имени Татфондбанка, признаются недействительными».

В результате арбитраж отказал ГЖФ в иске. У Абдуллина есть еще возможность подать апелляционную жалобу и попытаться освободить от залога земли возле микрорайона М-14. Но даже если это удастся, то АСВ может начать второй тур судебный тяжбы — о признании недействительным самого расторжения договора залога как явно невыгодной для банка сделки.

Даже если ГЖФ удастся освободить от залога земли возле микрорайона «М-14», АСВ может начать второй тур судебный тяжбы — о признании недействительным самого расторжения договора залога как явно невыгодной для банка сделкиДаже если ГЖФ удастся освободить от залога земли возле микрорайона М-14, АСВ может начать второй тур судебный тяжбы — о признании недействительным самого расторжения договора залога как явно невыгодной для банка сделки Фото: «БИЗНЕС Online»

«РАЗ ЕСТЬ ИМУЩЕСТВО, ПОД НЕГО ДАЮТ ДЕНЬГИ, ПОЧЕМУ БЫ НЕ ДАТЬ ЭТО ИМУЩЕСТВО НА ВРЕМЯ?»

Сам Абдуллин объяснил «БИЗНЕС Online», что на предоставлении земли в залог ГЖФ хотел подзаработать. «Стоимость банковского залога стоит 1 — 2 процента годовых. А раз есть имущество, под него дают деньги, почему бы не дать это имущество на время?» — отметил исполнительный директор ГЖФ. Однако в какой-то момент компании, которым были предоставлены залоги, перестали, по его словам, выполнять условия сотрудничества. Поэтому ГЖФ и потребовал вернуть залоги.

«Мы предоставили [залоги] чужим компаниям под те договоры, которые должны были выполняться. А компании, которые взяли залог (банк нас проинформировал), хотят поменять сроки возврата кредитов. Мы сказали: если так, верните залог, — ответил Абдуллин. — Мы дали с такими условиями, что условия залога, под которые выданы, выполняются. Если не выполняются, значит, вернуть надо».

В этом районе сотка земли под сады может стоить 130-160 тыс. рублей. Если же категория земли позволяет строить высотные дома, то стоимость повышается более, чем в два разаВ этом районе (ул. Братьев Батталовых) сотка земли под сады может стоить 130 — 160 тыс. рублей. Если же категория земли позволяет строить высотные дома, то стоимость повышается более чем в два раза Фото: Лилиана Набиуллина

Абдуллин уверен, что залог еще можно вернуть. «Единственное — не успели снять с регистрации в Регистрационной палате. У нас все документы подписаны. Но Регистрационная палата не могла принять решение, потому что действовала процедура, которая была назначена Центральным банком: никто не имеет право вносить какие-либо изменения».

На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», можно ли вернуть залог сейчас, Абдуллин ответил: «Сейчас можно». «Земля никуда не может уйти. Не снимается залог, потому что не с кого было снимать. Сегодня мы подадим в суд и сделаем. Потому что есть лицо, которое отвечает (конкурсный управляющий, то есть АСВприм. ред.). Вынесенное решение было по нашему первоначальному запросу».

При этом исполнительный директор ГЖФ отрицает, что эти действия как-то связаны с намерением помочь Татфондбанку. «Это не так. Во-первых, это было сделано намного раньше. Это еще в феврале 2016 года мы дали залог, а расторгли договор где-то в октябре. После получения сообщения от банка о том, что они хотят поменять условия, мы сказали: извините, верните деньги. Деньги мы уже получили, теперь вот снимем обременение. Вопросов нет».

ГЖФ помог «АК БАРС» Банку, выкупив допэмиссию кредитной организации на 9,8 млрд. и став владельцем 25,8% акций банка, после чего получил 30% в «АК БАРС Девелопменте» и в придачу земельные участкиГЖФ помог «АК БАРС» Банку, выкупив допэмиссию кредитной организации на 9,8 млрд. и став владельцем 25,8% акций банка, после чего получил 30% в «Ак Барс Девелопменте» и в придачу земельные участки Фото: «БИЗНЕС Online»

…А ЕСЛИ В КОНКУРСНУЮ МАССУ?

Ранее Абдуллин рассказывал, что эти земли достались ГЖФ после той самой «королевской свадьбы» с «АК БАРС» Банком. Напомним, фонд помог банку, выкупив допэмиссию кредитной организации на 9,8 млрд. и став владельцем 25,8% акций банка. После чего Госжилфонд получил 30% в «Ак Барс Девелопменте» и в придачу земельные участки. «После работы с „АК БАРС“ Банком у нас там появились новые перспективы — мы получили почти 130 гектаров земли. Это от микрорайона М-14 вплоть до площадки, где проводится Сабантуй», —рассказывал глава Госжилфонда. На вопрос, когда планируется начать строительство, Абдуллин пояснял, что не спешит. «Вопрос ведь не только в том, сможем мы или не сможем построить, но и в том, кому нужны эти дома. Нам ведь еще „Салават Купере“ строить надо. А на новой территории, возможно, будут коммерческие продажи». На вопрос «БИЗНЕС Online», «будут ли там соципотечные дома», Талгат Мидхатович ответил: «Наверное, соципотечных домов уже хватит…» Добавим, что сейчас идет проектирование данной территории.

Однако судебная тяжба как минимум ставит эти планы под угрозу. Возврат залоговой земли в ГЖФ — это один вариант развития событий. Второй — если земля, заложенная по явно невозвратным кредитам трех мусинских контор, перейдет в конкурсную массу, ведь Татфондбанк 11 апреля был признан банкротом. Тогда участки рано или поздно будут выставлены на торги, а вырученные деньги будут направлены на выплаты кредиторам.

«После работы с „АК БАРС“ Банком у нас там появились новые перспективы — мы получили почти 130 гектаров земли. Это от микрорайона М-14 вплоть до площадки, где проводится Сабантуй»Сама Березовая роща, которая, судя по публичной кадастровой карте, в основном принадлежит частным владельцам, тоже оказалась частично заложена Фото: Лилиана Набиуллина

ЗАЛОГОВЫЕ ВОЙНЫ ТОЛЬКО НАЧИНАЮТСЯ

История с ГЖФ — лишь эпизод в начавшихся на пепелище ТФБ «залоговых войн». Напомним, Центробанк России после проверки ТФБ (проходила с 25 апреля по 21 июля 2016 года) предписал тому досоздать резервы под возможные потери на 23,5 млрд. рублей. Часть суммы — 7,3 млрд. рублей — нашли акционеры (в первую очередь госкомпании), еще 4 млрд. рублей принесла схема с ТАИФом при участии «Сувар Девелопмент» и «Новой нефтехимии» (она и стала поводом для возбуждения уголовного дела). Также часть плохих долгов удалось перекинуть в «Тимер», какие-то деньги привлечь из дочерних банков. Однако на покрытие всех дыр денег не хватало.

После этого Мусину удается привлечь под невозвратные кредиты своих структур внешних поручителей, которые предоставили обеспечение. Всего, по нашим сведениям, речь идет не менее чем о 13 заемщиках с общей суммой долга на 13,8 млрд. рублей. Трех заемщиков, получивших землю, мы уже знаем. Как сказано выше, речь идет о землях Госжилфонда — тех самых 18 участков на 1,2 млн. кв. м с кадастровой стоимостью в 2,8 млрд. рублей.

Еще две компании — «Траверз компани» и «Ягодинская слобода» — предоставили гарантийный депозит на 3,2 млрд. рублей. Причем он был предоставлен компаниями «ЗИГ» и ПСО «Казань». Правда, Мусин еще 2 декабря по знакомой нам схеме договорился с Равилем Зиганшиным о расторжении договора залога прав требований. По данным «БИЗНЕС Online», ПСО «Казань» держало в депозите свыше 1 млрд. рублей (пресс-служба компании это отрицает). Теперь ни депозита, ни прав требования.

Роберт Мусин еще 2 декабря договорился с Равилем Зиганшиным о расторжении договора залога прав требованийПСО «Казань» Равиля Зиганшина держало в ТФБ в депозите свыше 1 млрд. рублей (пресс-служба компании это отрицает). Теперь ни депозита, ни прав требования Фото: «БИЗНЕС Online»

Активные действия Мусина позволили улучшить показатели на бумаге, но в последние дни до полного крушения банка пришлось возвращать «подарки», массово расторгая договоры залога в добровольном порядке. Однако, как видим, некоторые дары вернуть просто не успели — теперь в рамках банкротного дела они могут быть направлены в конкурсную массу, если, конечно, не будет реализован вариант, рассказанный Абдуллиным.

Отметим, что за последнее время практически между всеми компаниями из «списка тринадцати» началась просто суперактивность в Арбитражном суде РТ — подают друг на друга в суд, взыскивая самые разные суммы, или требуют признать друг друга несостоятельными. К примеру, «Ягодинская слобода» стала банкротом 13 апреля. Знакомые телодвижения: вероятно, команда Мусина не намерена сдаваться без боя и заранее наращивает вес в будущих комитетах кредиторов.

Впрочем, в запасе у АСВ есть дубинка посерьезнее — ФСБ и следственный комитет. По двум эпизодам «праздника всепрощения», устроенного Мусиным, уголовные дела уже открыты, и это явно не предел.

Что же до Абдуллина, то некоторые наблюдатели отмечали в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online», что в последнее время он позволял себе довольно смелые высказывания на совещаниях в Доме правительства, мог вступить в публичную перепалку с тогда еще премьер-министром РТ Ильдаром Халиковым. «Ощущение, что Талгат оказал какую-то услугу», — рассказал один из принимавших участие в совещании. Впрочем, как и в случае с «АК БАРСом», вряд ли Абдуллин мог отказать…