Вторник, 11 Декабря 2018 г. 20:48

И Никифорова им в ректоры: сгонят ли технические вузы Татарстана в единый политех?

19 Пн, 21:55

Минобразования РТ всерьез обсуждает идею слить КНИТУ-КАИ, КГЭУ, КГАСУ и Университет Иннополис в один вуз, избавившись от «лишних» людей

 

О революции в высшем образовании задумалось правительство Татарстана. Среди вариантов — повторить кейс КФУ и объединить целую группу вузов под одной крышей, а из их филиалов, колледжей и другой «мелочи» сформировать сеть высших профессиональных школ. Все это должно дать экономию, высокие рейтинги и дополнительные деньги из Москвы. Эксперты «БИЗНЕС Online» считают идею разрушительной и абсолютно не согласны с уничижительной критикой преподавателей со стороны ее авторов.

Минобраз РТ формирует рабочую группу по рассмотрению вопроса объединения технических вузов Казани в политехнический университет, а также создания сети высших профессиональных школ

 

С ОГЛЯДКОЙ НА СТЭНФОРД, ГАРВАРД, ОКСФОРД, КЕМБРИДЖ

 

Минобраз РТ формирует рабочую группу по рассмотрению вопроса объединения технических вузов Казани в политехнический университет, а также создания сети высших профессиональных школ. Это следует из оказавшегося в распоряжении «БИЗНЕС Online» письма за подписью первого замминистра образования и науки РТ Андрея Поминова, адресованного руководителям татарстанских вузов. Им предлагается до 16 ноября представить кандидатуру (не ниже проректора) для включения в состав рабочей группы. К письму прикладывается обоснование проекта, завизированное подписями президента РТ Рустама Минниханова и премьер-министра РТ Алексея Песошина.

Речь идет «о создании в Казани политехнического университета мирового уровня». Идеологическое обоснование проекта такое: среди университетов мирового уровня нет отраслевых вузов, успешный университет обязан быть «исчерпывающим». Ключевое преимущество таких университетов — самодостаточность, способность реализовывать проекты на стыке разных наук. При этом по численности студентов это не гиганты. Среди 100 лучших университетов мира почти нет вузов с числом студентов более 30 тыс. (например, в Стэнфорде — 16 тыс., в Гарварде, Оксфорде, Кембридже — по 20 тыс.). Отсюда авторы документа делают вывод: успешный по мировым меркам университет должен быть полным по охвату направлений и средним по числу студентов.

В Набережных Челнах предлагается объединить филиалы КФУ и КАИ — создать на их основе (с возможным присоединением пары профильных колледжей) ВПШ машиностроения

 

«ЕСЛИ НЕ СДЕЛАЕМ МЫ, СДЕЛАЕТ КТО-ТО ДРУГОЙ»

 

Модернизировать вузовскую систему РТ предлагается «ударами» по двум направлениям. Первое: из состава вузов выделят колледжи, филиалы и программы прикладного бакалавриата — на их основе думают создать сеть высших профессиональных школ (ВПШ): машиностроения, химических технологий и т. д. Поясняется, что ВПШ — новая для России форма «полувысшего» образования, объединяющая уровни среднего профессионального образования (СПО) и прикладного бакалавриата (низший уровень ВПО).

По задумке, такой подход должен решить проблему филиалов, к которым много претензий. Между тем они крайне важны для развития малых городов. В формате ВПШ филиалы смогут работать идеально, уверяют авторы концепции. «ВПШ — назревшая необходимость реформы российского образования, и ее надо предлагать руководству страны, — откровенно говорится в документе. — Если не сделаем мы, сделает кто-то другой. Аналог предлагаемого ВПШ — прекрасно зарекомендовавшая себя сеть так называемых университетов прикладных наук в Германии».

В Набережных Челнах, в частности, предлагается объединить филиалы КФУ и КАИ — создать на их основе (с возможным присоединением пары профильных колледжей) ВПШ машиностроения. «Сократится административный персонал, сконцентрируется оборудование, оптимизируется кадровый состав, появится слаженная работа вчерашних конкурентов, — говорится в концепции. — У крупного промышленного центра появится свой собственный технический вуз». В Нижнекамске предлагается создать ВПШ химических технологий, в Альметьевске — ВПШ нефти (объединив АГНИ и филиал КАИ). Подчеркивается, что для экономики ВПШ не менее важны, чем обычные университеты, просто они делают другую работу.

В КГЭУ до 80% бакалаврских программ дублируют то, что есть в КАИ. «Зачем? Нам некуда девать деньги?» — спрашивают авторы концепции

 

«НЕКАЧЕСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ РАЗВРАЩАЕТ ЛЮДЕЙ»

 

Дальше — интереснее. «Верхнюю» часть (специалитет, магистратура, аспирантура) КАИ, Иннополиса, КГЭУ, КГАСУ предлагается объединить в политехнический университет, в котором будут институты транспорта, энергетики, архитектуры и строительства, компьютерных технологий и т. д. Компетенции разных вузов будут дополнять и обогащать друг друга, подчеркивается в документе, это именно равноправное объединение, а не присоединение одного к другим. В итоге получаем компактный (около 25 тыс. студентов) университет с мощной инфраструктурой и сильными кадрами.

Что, по замыслу авторов идеи, даст объединение?

Первое — исключается дублирование. Например, в КГЭУ до 80% бакалаврских программ дублируют то, что есть в КАИ. «Зачем? Нам некуда девать деньги?» — спрашивают авторы концепции.

Второе — появится возможность, как сказано в документе, «отжать воду». В университетах скопились до 70% людей, которые реально не работают и работать не будут, безжалостно констатируется в концепции, объединение позволит полностью перезагрузить кадры.

Политех должен стать центром притяжения международных студентов, а это не только глобальное влияние, но и возможность отбирать для себя лучшие кадры со всего мира

 

Третье — резкое повышение зарплаты оставшимся и привлечение самых сильных со стороны. «Даже при неизменном общем бюджете университета он будет делиться на меньшее число людей, — пишут авторы. — Важное наблюдение: зарплаты наших профессоров в разы меньше зарплат их западных коллег, но число профессоров на тот же контингент студентов в западных университетах значительно меньше, чем у нас, то есть сейчас мы просто делим бюджет на гораздо большее число людей».

Четвертый момент — идеологический: «Переосмыслить и обновить цели, главный фокус — качество. Некачественное образование не просто бессмысленно, оно вредно, потому что развращает людей».

Пятое — с объединенным университетом предлагают заявиться на программу «5-100». «В такой комбинации будут все шансы выиграть этот статус и получить финансирование на развитие», — говорится в обосновании.

Наконец, политех должен стать центром притяжения международных студентов, а это не только глобальное влияние, но и возможность отбирать для себя лучшие кадры со всего мира. Кроме того, сильный университет может зарабатывать очень хорошие деньги для себя и Казани. «Это очень хорошо понимают американцы, где университеты зарабатывают гораздо больше, чем вся нефтяная отрасль», — отмечается в документе.

Если дойдет до дела, Рустама Минниханова будут просить возглавить наблюдательный совет политеха, а ректором могут назначить Николая Никифорова

 

«НУЖНА СВЕЖАЯ КРОВЬ»

 

В целом макрологика проекта такова: мир стал совершенно другим, а у нас еще советская (отраслевая) система организации университетов. Мир давно от этого отошел. Один объединенный, по-настоящему сильный университет для экономики гораздо лучше, чем четыре добротных, но «средних» вуза вместе взятых. В Казани будет два полноценных университета мирового уровня с четкой специализацией: классический и политехнический. Вместе они обеспечат потребности почти всей экономики РТ. Аналог уже есть: в Томске — два очень сильных университета (как раз классический и политех), вошедших в перечень «5-100» российских вузов.

«Это будет непростой процесс — возникает тысяча сложностей, — предупреждают авторы. — Кроме того, есть аргумент, что не всякое объединение дает хорошие результаты. На это простой ответ: конечно, риски есть, но все зависит от того, как сработать, а риски от ничегонеделания гораздо больше». Они указывают на то, что отличный пример уже есть — при прямом руководстве президента РТ дан хороший импульс развитию КФУ. Если дойдет до дела, Рустама Минниханова будут просить возглавить наблюдательный совет политеха, а ректором могут назначить Николая Никифорова. «Очень нужная „свежая кровь“, — подчеркивают авторы. — В университетской специфике нетрудно помочь. „Равноудаленная“ кандидатура будет легче принята коллективами разных университетов».

У федералов дополнительных денег на реформу обещают не просить — все будет сделано за счет более эффективного использования имеющихся ресурсов. Более того, мы московским коллегам еще и поможем. «Создано новое министерство науки и высшего образования, им очень нужны новые идеи и проекты, — подчеркивается в документе. — Так что момент для новых подходов хороший». Татарстан предлагается заявить пилотом модернизации профессионального образования.

Указывается, что процесс займет 3–5 лет.

 

Источник «БИЗНЕС Online» в системе высшего образования РТ прямо указал, что инициатор нынешней реинкарнации идеи — Альберт Гильмутдинов

 

КТО АВТОР ИДЕИ?

 

Желая прояснить ситуацию, «БИЗНЕС Online» направил ряд вопросов в минобраз РТ. В ответ нам сообщили, что все изложенное в письме — идея для обсуждения на уровне экспертизы, решения о реализации такого проекта нет и в ближайшее время не предвидится.

Но нам не ответили на принципиально важный вопрос: от кого исходит идея?

Экс-ректор КАИ Геннадий Дегтярев в беседе с «БИЗНЕС Online» припомнил, что нечто подобное в свою бытность замминистра и министра образования РТ предлагал нынешний ректор КНИТУ-КАИ Альберт Гильмутдинов. «Лет 10 назад ходила мысль о том, что надо сделать два вуза — классический и технический университеты», — напомнил Геннадий Лукич. Здесь вспоминается история 8-летней давности, когда обсуждалась идея объединения КАИ и КГЭУ. Среди прочего министр Гильмутдинов тогда отметил: «Сейчас эта идея в работе. Важно понять, что на рубеже тысячелетий мир стал другим. Нельзя жить старыми мыслями. Если мы хотим быть конкурентоспособными, то надо создавать крупные научные центры, мирового уровня» (сравните с первым абзацем четвертой главки данной статьи — прим. ред.).

Комментировать ситуацию не стал вообще ни один из руководителей упомянутых в письме вузов — КНИТУ-КАИ, КГАСУ, КГЭУ, Университета Иннополис

 

Источник «БИЗНЕС Online» в системе высшего образования РТ прямо указал, что инициатор нынешней реинкарнации идеи — все тот же Гильмутдинов. Корреспондент «БИЗНЕС Online» позвонил Альберту Харисовичу, но он, выслушав преамбулу о письме минобраза, с ходу ответил: «Пока не в курсе, какие-либо комментарии давать не готов. Давайте подождем». Комментировать ситуацию не стал вообще ни один из руководителей упомянутых в письме вузов — КНИТУ-КАИ, КГАСУ, КГЭУ, Университета Иннополис. Их коллеги из других учебных заведений тоже, по всей видимости, не горели желанием делиться своими соображениями, хотя наш источник утверждает, что в вузовской среде о письме минобраза уже всем известно и оно обсуждается в далеко не положительной тональности.

Ректор КФУ Ильшат Гафуров на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» о том, слышал ли он об идее объединить технические вузы, ответил: «Нет, не слышал, поэтому не могу комментировать. Никаких документов нет. Одно дело — разговоры, другое…» А ведь мысль о создании мегавуза с техническим уклоном напрямую пересекается с его идеями о развитии в КФУ мощного инженерного направления.

Не стал обсуждать ситуацию и ректор КНИТУ-КХТИ Сергей Юшко. Да, его вуза среди перечисленных нет, но, как коротко сообщили в минобразе, КНИТУ в этих реформаторских проработках тоже учитывается.

Есть ли смысл разрушать самость вузов? «Университет Иннополис внутри своих рамок развивается, и не надо его совмещать с кем-то», — говорит источник

 

МОЖЕТ ПОСЫПАТЬСЯ ВСЯ СИСТЕМА РЕСПУБЛИКАНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

Эксперты «БИЗНЕС Online» уверены, что идея не будет принята вузами.

Во-первых, укрупнение не может быть самоцелью. Как отметил член-корреспондент Академии наук РТ, экс-замминистра образования РТ Вадим Хоменко, да, тенденция к укрупнению присутствует в высшем образовании России, но не в каждом случае такое объединение необходимо — есть опасность, что может размыться здоровая профильность вузов. И татарстанские вузы, которые тесно и очень продуктивно связаны с профильными отраслями (КГАСУ — со строительной, КГЭУ — с энергетической), именно такой случай. Об этом говорит и такой важный оценочный фактор, как процент трудоустройства выпускников по специальности — у упомянутых заведений он высок.

И необязательно супервуз должен быть крупным. «МФТИ — маленький, но это же чудо-вуз: и качество подготовки высокое, и науки много, и денег прилично», — приводит пример Дегтярев. «Калифорнийский технологический университет — круче технического заведения в мире найти сложно, — говорит профессор КНИТУ Исмагил Хуснутдинов. — Там всего 1 тысяча студентов, 1,2 тысячи аспирантов, и с ним связаны более 30 нобелевских лауреатов.

И есть ли смысл разрушать самость вузов? «Университет Иннополис внутри своих рамок развивается, и не надо его совмещать с кем-то, — говорит источник. — Возможно, у Иннополиса гораздо более светлое будущее, чем у того же КАИ. Это вообще другая конструкция, не трогайте ее, и через какое-то время, возможно, она разовьется в такую систему, с которой мы будем брать пример».

«Есть опасность, что может размыться здоровая профильность вузов»

 

Кроме того, если начать рушить систему управления отраслевыми вузами, то может посыпаться и вся система республиканского образования, предупреждают эксперты, некоторые специальности просто потеряют аккредитацию.

Во-вторых, экономическая целесообразность проекта сомнительна. Затраты на одного студента и так достаточно лимитированы, на объединении кафедр крупно сэкономить не удастся.

В-третьих, в Татарстане нет людей, у которых есть опыт организации таких грандиозных проектов, ведь эксперимент с КФУ пока не завершен. «Здесь нет человека, который сказал бы: „Ребята, я построил Оксфорд и здесь построю то же самое“. Нет бэкграунда», — указывает источник.

В-четвертых, все вузы сегодня находятся в трудном положении, объединить их вовсе не означает улучшить ситуацию. «Говорят, во время войны из плена бежать было проще по одиночке или небольшими группами, — доступно объясняет Дегтярев. — То же самое и сейчас. Небольшой вуз лучше ориентируется в жизни, ему легче в трудных условиях выжить».

Исмагил Хуснутдинов: «Преподаватель, который требует от студентов знаний и часть учащихся отсеивает, становится плохим»

 

«МЫ ПЕРЕСТАЛИ ПРОВОДИТЬ СЕЛЕКЦИЮ, ТО ЕСТЬ ОТЧИСЛЯТЬ СТУДЕНТОВ»

 

В-четвертых, у всех экспертов вызвал резкое неприятие тезис о 70% «лишних людей».

«Хотел бы посмотреть в глаза человеку, который этот тезис выдал, а потом поставить его перед аудиторией, и пусть он прочитает простейшую лекцию и не опозорится, — эмоционально высказался на этот счет Хуснутдинов. — Да, много недостатков, но, поймите, часовая нагрузка на преподавателя по сравнению с советским временем возросла в полтора раза. И проблема не в том, что кто-то больше работает, а кто-то — меньше. В вузах что неправильно? Сломалась — и не по нашей вине — фундаментальная вещь. На нас повесили „социальную“ нагрузку: мы должны молодежь подержать в вузе несколько лет. В итоге мы перестали проводить селекцию, то есть отчислять. Преподаватель, который требует от студентов знаний и часть учащихся отсеивает, становится плохим. Плюс материальная база преподавателей ухудшилась, соответственно, нет притока талантливых ребят. Качество студентов падает, качество преподавания падает, система образования катится вниз. И простыми перестановками и укрупнениями этот вопрос не решить».

Свое уточнение внес Дегтярев. По его словам, уровень финансирования вузов очень низкий. Если на оборудование еще что-то дают, то зарплата никуда не годная. Чтобы выдержать требования «майских указов» о росте зарплаты преподавателей, сокращается учебная нагрузка по предметам, ведь денег на увеличение зарплаты не дали. Если раньше преподаватель читал солидный курс, у него было много общения со студентами и при условии ведения трех курсов можно было получать нормальную зарплату, то сейчас, чтобы набрать нагрузку в 800–900 часов, приходится 5–6–7–8 дисциплин вести. «Это невозможно делать качественно! Количество часов, отведенных на изучение той или иной дисциплины, падает, а нагрузка на ставку преподавателя только увеличилась», — отметил экс-ректор КАИ. Хоменко дополняет, что при такой нагрузке невозможно заниматься наукой, что, конечно, потребуется в политехе.

И все эксперты согласились с тем, что объединение, безусловно, имеет смысл, только если мы хотим прогреметь. «По каким-то показателям, может, и прогремим, выйдем на первое место в России. Самый крупный в России вуз! Ну и что?» — скептичен Дегтярев. «Опять ради каких-то рейтингов, — усмехается источник. — Но этих рейтингов так много, они такие дорогие, что уже денег не хватает на их обслуживание».

Словом, серьезно не изменив систему финансирования, требования к подготовке кадров, идеологию самого бытия вузов, вряд ли есть резон надеяться, что объединение в политех что-то даст. Более того, можно привести вузы РТ к катастрофе, солидарны наши собеседники.