Вторник, 27 Июня 2017 г. 13:39

Сага о «навозе»: налоговики «шьют» ТАИФу схему с однодневками

21 Пт, 10:16 Рустам Ахметгареев, Елена Колебакина, Игорь Ким («БИЗНЕС Online»)
Скандал в благородном семействе: москвичи «отжали» у НКНХ 826 млн. рублей за «грешки» времен Бусыгина, а МВД РФ год вело уголовное дело

Как стало известно «БИЗНЕС Online», «Нижнекамскнефтехим» пытается отбиться от «наезда» налоговой, которая обвинила предприятие в уклонении от налогов при продаже двух побочных продуктов — абсорбента и пиролизной смолы. После возбуждения уголовного дела сумма недоимки погашена. Но теперь компания с помощью знаменитого адвоката Сергея Пепеляева пытается вернуть деньги через суды, проиграв уже в двух инстанциях.

«Нижнекамскнефтехим» пытается опротестовать «наезд» налоговой, лишивший компанию более 800 млн. рублей«Нижнекамскнефтехим» пытается опротестовать «наезд» налоговой, лишивший компанию более 800 млн. рублей Фото: prav.tatarstan.ru

ТЕНЬ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Маховик фискальных жерновов закрутился в начале 2015 года, когда ФНС начала плановую проверку документации «Нижнекамскнефтехима» (НКНХ). По ее итогам третья инспекция по крупнейшим налогоплательщикам (МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам №3) пришла к сенсационному выводу: в течение трех лет, в 2011 — 2013 годах, «жемчужина» ТАИФа якобы умышленно не доплатила в бюджет более 670 млн. рублей. Базирующееся в Москве ведомство обнаружило, что были почти на 353 млн. рублей занижены налоговые базы по налогу на прибыль организаций и налогу на добавленную стоимость — еще 300 миллионов. НКНХ пришлось выплатить всю насчитанную налоговой сумму плюс пени и штрафы — в общей сложности 826 млн. рублей.

Конечно, нефтехимики пытались обжаловать решение. Однако в декабре прошлого года Арбитражный суд Москвы подтвердил законность требований налоговой, а 30 марта Девятый арбитражный апелляционный суд, который также находится в Москве, оставил решение без изменений.


Потеря 826 млн. рублей — отнюдь не единственная проблема, с которой столкнулся менеджмент предприятия. В ходе проверки налоговики подключили к ней сотрудников главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России (ГУЭБиПК). И это принесло свои плоды: 9 марта 2016 года было возбуждено уголовное дело по признакам уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ). Наказание за это преступление стартует от штрафа в размере от 200 тыс. рублей до 500 тыс. рублей, а максимальная планка — лишение свободы на срок до 6 лет.

Владимир Бусыгин и Олег НестеровС 1999-го по середину 2013-го гендиректором НКНХ являлся Владимир Бусыгин (слева), а в сентябре 2013 года гендиректором был избран Олег Нестеров (справа)

Кто был фигурантом расследования, неизвестно. Судя по характеру статьи, круг подозреваемых должен включать лиц, которые принимали соответствующие решения — ими могут быть руководитель, главный бухгалтер либо люди, уполномоченные выполнять их функции. С 1999 года по середину 2013 года гендиректором НКНХ являлся Владимир Бусыгин. Сегодня он занимает кресло председателя совета директоров. А в сентябре 2013-го гендиректором общества был избран Олег Нестеров. Нынешний же глава компании Азат Бикмурзин, по идее, не попадает в опасную зону — он возглавил предприятие только в июне 2014 года. В качестве главного бухгалтера ПАО «Нижнекамскнефтехим» в 2013 году годовой отчет подписал Ильфар Яхин, на данный момент он по-прежнему занимает данную должность. Интересно, что в 2015 году из состава правления были выведены директор департамента продаж Владислав Багаев и в то время коммерческий директор Ирина Максимова. В прошлом году этот ответственный пост занял Тимур Шигабутдинов.

Нынешний глава компании Азат Бикмурзин, по идее, не попадает в опасную зону — он возглавил завод только в июне 2014 годаНынешний глава НКНХ Азат Бикмурзин, по идее, не попадает в опасную зону — он возглавил завод только в июне 2014 года

Однако для ТАИФа были и хорошие новости: в УК прописана опция освобождения от уголовной ответственности — в случае добровольной уплаты недоимки при условии, что преступление совершается впервые. Примерно так и поступил НКНХ: сначала заплатил доначисленное — в марте-апреле 2016 года, а потом уже отправился отсуживать штраф. В ответ на запрос «БИЗНЕС Online» в начале марта этого года в МВД РФ и следственном комитете РФ сообщили, что расследование продолжается. Однако на прошлой неделе поступил официальный ответ от СК по Татарстану о том, что еще 9 марта 2017 года, то есть ровно спустя год после возбуждения, принято решение о прекращении дела «в связи с отсутствием в деянии состава преступления».

«ПО ЗАНИЖЕННЫМ ЦЕНАМ ЧЕРЕЗ РЯД ФИКТИВНЫХ ПОСРЕДНИЧЕСКИХ КОМПАНИЙ»

Чем же провинилась одна из самых прибыльных компаний Татарстана перед государством? Схема, в которой обвиняют НКНХ, незамысловата. Речь идет об использовании компаний-прокладок: им недорого «продают» товар (в данном случае абсорбент марки А-5, а также пиролизную смолу), а налоги предприятия высчитываются исходя из этих заниженных цен. Далее, как сказано в материалах арбитража, «через ряд подставных компаний цена наращивается до реальной рыночной цены при продаже в розницу». Вот эту разницу и доначислили.

По итогам проверки Третья инспекция по крупнейшим налогоплательщикам пришла к сенсационному выводу: в течение трех лет «дочка» ТАИФа умышленно не доплатила в бюджет более чем 650 млн. рублейТретья инспекция по крупнейшим налогоплательщикам пришла к сенсационному выводу: в течение трех лет «дочка» ТАИФа умышленно не доплатила в бюджет более 650 млн. рублейФото: nalog.ru

«Инспекцией установлено, что ПАО „Нижнекамскнефтехим“ в 2011 — 2013 годах получило необоснованную налоговую выгоду посредством реализации нефтехимической продукции собственного производства (абсорбента марки А-5) по заниженным ценам через ряд фиктивных посреднических компаний, при этом отгрузки осуществлялись напрямую непосредственным потребителям продукции, а денежные средства, получаемые за указанную продукцию, проходили через фиктивные посреднические компании», — изложена в суде позиция налоговой инспекции.

На протяжении трех лет у НКНХ каждый год был новый и он же единственный покупатель абсорбента А-5: в 2011 году — ООО «Химтрейд», в 2012 году — ООО «Техноторг», в 2013 году — ООО «Резольвент». Через цепочку перепродаж продукция доходила до конечных покупателей, а разница в цене якобы оседала на счетах четырех фирм — ООО «Бриз», ООО «Лонгран», ООО «Меркурий», ООО «Баррель». Все деньги они опять же перечислили на счета различных организаций, «имеющих признаки фирм-однодневок», с назначениями платежей «за стройматериалы, оборудование, работы». Впоследствии, как сказано в материалах дела, «денежные средства переводились в валюту и выводились за рубеж либо обналичивались».

Отслеживанию проводок способствовало то, что счета большинства фирм находились в одном месте — АКБ «Инвестторгбанк»Отслеживанию проводок способствовало то, что счета большинства фирм находились в одном месте — АКБ «Инвестторгбанк»

Смысл использования однодневок — классический: «при значительных оборотах денежных средств налоги исчислялись в минимальных суммах… либо представлялась „нулевая“ отчетность». Заметим, что отслеживанию проводок способствовало то, что счета большинства фирм находились в одном месте — АКБ «Инвестторгбанк».

Налоговая утверждает, что «дочка» ТАИФа обязывалась доставить абсорбент за счет покупателей, в собственных железнодорожных цистернах, а значит, нет доказательств реальности покупки абсорбента «однодневками», они фигурируют только на бумаге. Отсюда довольно смелый вывод: предприятие «отгружало абсорбент железнодорожным транспортом непосредственно фактическим его покупателям». Нефтехимики парируют — мол, такое доказательство рассчитано только на тех, кто не разбирается в железнодорожных перевозках: кто бы ни был покупателем по накладным, продукция доставляется до нефтебазы.

Сколько в 2012 году заплатил тот же «Техноторг» за сырье, не сообщается, но косвенно понять это можно. Абсорбент был перепродан за 1,09 млрд. рублей, и налоговая указывает: «При этом цена одной тонны увеличивалась почти в два раза». «Резольвент» же, согласно бухгалтерии, с января по ноябрь 2013 года отгрузил более 63,6 тыс. т абсорбента А-5 на 823 млн. рублей, вместе с транспортными услугами сумма поставок составила 912 млн. рублей. Менеджер ООО «Камелот» (специализируется на купле-продаже нефтепродуктов и покупало абсорбент А-5)Роман Мацай в своих показаниях приводит ориентировочные цены на сырье в 2013 году — 20 — 25 тыс. рублей за тонну. Если верить его оценке, то купленное «Резольвентом» сырье стоило отнюдь не 823 млн., а 1,3 — 1,6 млрд. рублей.

Проверить юридический адрес ООО «Техноторг» не получилось — МВД РФ официальным письмом сообщило, что фактически дома по ул. Костянский переулок, д. 3/13, стр. 1 не существуетПроверить юридический адрес ООО «Техноторг» не получилось — МВД РФ официальным письмом сообщило, что фактически здания по Костянскому переулку, д. 3/13, стр. 1 не существует

ИЗ ЖИЗНИ ОДНОДНЕВНЫХ ОРГАНИЗМОВ

Довольно много места в документах суда посвящено тому, как следователи проверяли предполагаемые «однодневки». К примеру, учредителем ООО «Техноторг», компании с миллиардным оборотом, выступает Анна Богданова, совмещавшая бизнес с должностью… «продавца-консультанта в магазине „Интерспорт“ и курьера в фирме, названия которой не знает». Как следует из материалов дела, бизнесвумен не смогла пояснить, «была ли она учредителем ООО „Техноторг“, так как она не понимала, что, работая курьером, регистрировала на себя фирмы». Более того, по версии налоговиков, дома в Москве, где был зарегистрирован «Техноторг», якобы не существует.

У руководителя следующего контрагента НКНХ — ООО «ХимТрейд» (единственный покупатель в 2011 году) — схожая история. Начав поиски учредителя, Екатерины Крюченко, налоговики, вероятно, начали с очевидного — направились по месту регистрации и выявили, что «в деревне Потресово Малоярославского района нет и никогда не было улицы Чехова». Инспекторы не сдались и «осуществили подворный обход жителей деревни Потресово, которые пояснили, что Крюченко Екатерина Николаевна им неизвестна».

Учредителя ООО «Резольвент» — единственного покупателя абсорбента в 2013 году — Сергея Любашина найти также не удалось. А его мать рассказала сотрудникам полиции: «Проживая в Москве, Любашин С.Н. постоянного места работы не имел, злоупотреблял спиртными напитками и в силу своего социального положения не мог являться учредителем какого-либо юридического лица».

В офисе по адресу Краснопрудная улица д. 12/1, строение 1 прописано свыше 500 штук самим «Знанием» и еще более 1 тысячи — в обход организацииВ офисе по адресу Краснопрудная улица, д. 12/1, стр. 1 прописано свыше 1,5 тыс. организаций

В деле есть протоколы допросов сотрудников отдела безопасности ПАО «Нижнекамскнефтехим» Юрия Коленкина и Михаила Мамиева, в обязанности которых входила проверка контрагентов. Например, проверяя ООО «Химтрейд», Коленкин созвонился с некоей Фомичевой, указанной в карточке партнера, и договорился о встрече в офисе по адресу ул. Краснопрудная, д. 12/1, стр. 1. На месте его, однако, встретил другой представитель фирмы. Ни имени, ни того, кто это был — мужчина или женщина, Коленкин не вспомнил, так же как и того, были ли на месте офисное оборудование, сотрудники. Лишь вспомнил, что ему показали оригиналы учредительных документов.

Как выяснила налоговая инспекция, помещения принадлежат общественной организации инвалидов по зрению «Знание». Ее директор Александр Городецкий дал показания, что общество на договорной основе предоставляет свой адрес в качестве юридического адреса для регистрации организаций, каковых прописано свыше 500 штук самим «Знанием» и еще более 1 тыс. — в обход организации. Ни с кем из учредителей, руководителей или сотрудников этих организаций Городецкий не встречался, а все договора заключал через «Олю и Юлю», представлявших, по его мнению, Инвестторгбанк.

Представитель ООО «ИНВАЛ-1», которое владеет помещением, заявила, что «в течение длительного времени неизвестным путем по адресу Москва, ул. Бойцовая, д.22, регистрируется целый ряд организаций», но договоров аренды с ними не было и нетПредставитель ООО «Инвал-1» заявил, что в течение длительного времени неизвестным путем по адресу г. Москва, ул. Бойцовая, 22 регистрируется целый ряд организаций, но договоров аренды с ними не было и нет

Схожая история с ООО «Резольвент». Представитель ООО «Инвал-1», которое владеет помещением, заявила, что в течение длительного времени неизвестным путем по адресу г. Москва, ул. Бойцовая, 22 регистрируется целый ряд организаций, но договоров аренды с ними не было и нет. Проверить юридический адрес ООО «Техноторг» не получилось — МВД РФ официальным письмом сообщило, что фактически здания по Костянскому переулку, д. 3/13, стр. 1 не существует.

Представители НКНХ в суде уверяли, что все обстоит несколько иначе. Они утверждают, что проверка контрагентов велась на должном уровне, а личности руководителей и учредителей фирм устанавливались нотариально. Кроме того, по словам адвокатов НКНХ, сотрудник их службы безопасности в 2016 году дополнительно съездил по московским адресам «Техноторга» и «Резольвента» и убедился в их (адресов) реальности.

Известный российский юрист Сергей Пепеляев, привлеченный для защиты «Нижнекамскнефтехима», также заявляет, что учредителям предполагаемых «однодневок» выгодно занять позицию «потерял паспорт, ничего не подписывал», потому что в ином случае им самим грозит уголовная ответственность. Однако все, на что опирается налоговая, а сейчас и суды, по мнению юриста, всего лишь предположения. «Ну а кто же, кроме как… Да мало ли кто! Никакие решения госорганов, в том числе и судов, строиться на предположениях не могут», — сказал он.

С другой стороны, адвокатами оспаривается и сиюминутный характер фирм-контрагентов, например, покупателя смолы — ООО «Премьер». Довод, в частности, приводится такой: компания работала с 2003 года, заключать же сделки с НКНХ начала только в 2007-м. А на подозрения в формальном характере документооборота отвечают: «В данном деле масса документов, показывающих реальный характер операций, — более 1 тысячи документов, переписка по претензиям, платежные поручения об оплате штрафа».

ПАО „Нижнекамскнефтехим“ требует предоплаты за свой товар и заключения годового контракта с большим объемом и большой предоплатой«Нижнекамскнефтехим» требует предоплаты за свой товар и заключения годового контракта с большим объемом

«РЕСПУБЛИКА ТАТАРСТАН ПОДЕЛЕНА НА СФЕРЫ ВЛИЯНИЯ»

Отдельным блоком в решении московского арбитража идут выдержки из допросов сотрудников компаний, занимавшихся временным хранением абсорбента и смол, а также фактических — по мнению налоговой — покупателей. Интерес вызвал, например, вопрос: почему оптовые покупатели, ранее обращавшиеся за абсорбентом напрямую к НКНХ, стали вдруг приобретать его у посторонних фирм?

Ряд фигурирующих в деле лиц уверены: организовать схему реализации абсорбента мог только топ-менеджмент татарстанского завода. Протоколы допросов генерального директора ООО «Луховицкая нефтебаза» Олега Щербакова и исполнительного директора нефтебазы Василия Антонова содержат заявления такого характера: «Глобальную схему по реализации абсорбента А-5 может реализовать только лицо, находящееся в руководстве завода. Необходимо защититься от различных рисков: график поставки, вложения денежных средств и, самое главное, гарантия объемов. Это можно распланировать, только являясь представителем руководящего состава завода, обладая вышеуказанными знаниями (объем, график поставки — сроки, иные данные)».

Менеджер «Камелота» Роман Мацай заявил, что напрямую работать с ОАО «Нижнекамскнефтехим» невозможно, завод диктует свои условия, под которые нереально подстроиться. Схема поставки абсорбента марки А-5 не может быть осуществлена на уровне трейдеров типа ООО «Камелот». Для этого нужны могущество, возможности по объему, а также огромные денежные средства, связи, это возможно организовать только руководству ОАО «Нижнекамскнефтехим». Далее Мацай продолжает в весьма нелицеприятном для Татарстана ключе: «Республика Татарстан поделена на сферы влияния: „сват“, „брат“, влезть организации не из их круга невозможно. Кроме того, ПАО „Нижнекамскнефтехим“ требует предоплаты за свой товар и заключения годового контракта с большим объемом и большой предоплатой».

Аналогичные ответы давали и другие опрошенные. Директор ООО «Синтезхиминвест» Наталья Кириллова пояснила, что у НКНХ «не всегда возможно напрямую купить товар». Руководитель ООО «Химические технологии» рассказал, что при попытке заключить прямой контракт ему отказали и 165 т абсорбента пришлось покупать через вышеупомянутое ООО «Химгарант». Еще один покупатель заявил, что «Нижнекамскнефтехим» «работает только с крупными трейдерами».

Абсорбент А-5 представляет собой горючую жидкость, смесь углеводородов предельного алифатического и ароматического рядов, используется как компонент автомобильного бензина и как растворитель жидких синтетических каучуков

НКНХ ПОДСТАВИЛИ ТЕНЕВИКИ, ФАЛЬСИФИЦИРУЮЩИЕ БЕНЗИН?

Сам нефтехимический гигант традиционно предпочитает отмалчиваться. К сожалению, ни ТАИФ, ни НКНХ не стали комментировать «БИЗНЕС Online» свой спор с налоговой. Материнская группа переадресовала все вопросы дочерней компании, а оттуда ответ так и не пришел. Впрочем, источник, близкий к предприятию, рассказал «БИЗНЕС Online», что в НКНХ возмущены документом Арбитражного суда Москвы хотя бы потому, что решение налоговой из суда в суд перекочевало с одними и теми же ошибками, то есть его просто переписали. Наибольшее негодование у юристов предприятия вызвало то обстоятельство, что, по их мнению, ему приписывают чужие доходы, а это создает опасный прецедент.

В апелляции адвокаты указали и на некоторые нюансы решения арбитража: «Собственных суждений суда просто не имеется, а есть только практически переписанная, вплоть до грамматических ошибок, версия налоговиков». Протоколы допросов Антонова и Щербакова, указывают юристы, «совпадают до запятой, до пробелов, до всех ошибок». «О чем это может говорить? Никакого мнения этих лиц в данных протоколах нет, просто инспекция распечатала и дала подписать», — делают они вывод. При этом некие 120 доводов нефтехимиков были проигнорированы, укоряют юристы завода и обобщают: «Поэтому полагаем, что правосудия как такового, основанного на принципах равенства, справедливости, там не было».

Увы, все 120 резонов НКНХ мы не знаем, но отчасти позицию завода «БИЗНЕС Online» изложил Пепеляев. По его словам, приписываемая заводу схема самому предприятию неинтересна хотя бы из-за скромных масштабов. «Потому что так не хитрят, если кто-то выстраивает схемы по минимизации налогов, то работает по-крупному, а тут претензии только к двум видам продукции, а завод реализует 290 видов. Если смотреть, сколько доначислили налогов, то это 0,18 от всего объема реализации завода», — уверяет он. Впрочем, сумма, незаметная в масштабах самого предприятия, отметим, выглядела бы весьма внушительно в кармане частных лиц…

Но главное, как заявили представители «Нижнекамскнефтехима» на последнем судебном заседании в Девятом арбитражном апелляционном суде, ФНС не доказаны ни взаимозависимость с «однодневками», ни реальное получение заводом от них дохода в большем объеме, чем заявлено в налоговых декларациях. Налоговая же якобы проводит доначисления так, что создается эффект снежного кома. «И вот они берут тут цену дальнейшей перепродажи во втором, третьем, каком-то дальше колене, высчитывают разницу — вот завод продал за 8, те продали за 13, они эту разницу — недополученная выручка — приплюсовывают математически к выручке завода и облагают налогом на прибыль. Плюс эту разницу умножают на 18 процентов, получают НДС и говорят: „Вот с вас еще и НДС, который вы должны были получить, но не получили“», — уверял судей Пепеляев.

Сергей Пепеляев, привлеченный для защиты «Нижнекамскнефтехима», выразил уверенность, что схему создали те, кто хотел закупить абсорбент, чтобы потом использовать для фальсификации бензинаСергей Пепеляев уверен в том, что схему создали те, кто хотел закупить абсорбент, чтобы потом использовать для фальсификации бензина Фото: скриншот

Не согласна компания и с тем, что именно ее руководство стояло за схемой реализации абсорбента и контролировало процесс перепродаж. По мнению представителей НКНХ, и это основано исключительно на предположениях. В разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Пепеляев выразился еще более категорично, выразив уверенность, что схему создали те, кто хотел закупить абсорбент, чтобы потом использовать для фальсификации бензина: «Потому что мы видим по первичным документам, что продукт пришел на нефтебазу как абсорбент, а ушел с нее как нефтепродукт».

Именно поэтому так и отличается продажная цена от рыночной, уверяет НКНХ. При этом вывод налоговой о том, что из абсорбента можно сделать бензин, нижнекамцы отвергают. По их словам, его можно максимум подмешивать в топливо для увеличения объема. Интересно, что на предприятии историю между собой называют «делом о навозе» — мол, держит фермер корову, которая дает молоко, ну а навоз-то все равно получается. Этот термин использовал на суде и Пепеляев. По его словам, проданы были отходы производства, которые заводу некуда девать, «нет технологии, чтобы его переработать, нет технологии, чтобы его утилизировать куда-то, закачивали когда-то в пласты, но это приводит к негативному эффекту для нефтяников. Так что если кто-то купит этот абсорбент, который впитал в себя всякую гадость, не может быть использован и которого пруд пруди, — ради бога». Так же, по его словам, обстоят дела с пиролизной смолой, которой образуется «около ста тысяч тонн в год».

На предприятии историю между собой называют «делом о навозе» — мол, держит фермер корову, которая дает молоко, ну а навоз-то все равно получаетсяНа предприятии историю между собой называют «делом о навозе» — мол, держит фермер корову, которая дает молоко, ну а навоз-то все равно получается Фото: prav.tatarstan.ru

Заметим, что интернет не столь категоричен. Погуглив, легко выяснить, что такой абсорбент можно использовать как компонент автомобильного бензина и растворитель в производстве жидких синтетических каучуков, а смолу — как котельное топливо (по словам заводчан, и на НКНХ сначала смолу отдавали на ТЭЦ) и в нефтехимическом производстве. Опрошенные «БИЗНЕС Online» независимые эксперты пожимают плечами: каждая марка абсорбента уникальна.

Сейчас НКНХ намерен подавать кассацию. Если будут проиграны все три инстанции, вероятно, последует обращение в Конституционный суд РФ. Компания может пожаловаться на практику арбитражных судов, которые, по ее мнению, позволили ФНС переложить обязанности уплаты налогов с одного налогоплательщика на другого.

«СОТРУДНИКИ ПОЛИЦИИ ВСЕ ЧАЩЕ ВКЛЮЧАЮТСЯ В СОСТАВ ПРОВЕРЯЮЩИХ»

«БИЗНЕС Online» попросил прокомментировать данный спор федералов с НКНХ экспертов в области налогового права.

Александр Кольцов — руководитель практики юридического агентства «ЮНЭКС»:

— В последнее время сотрудники полиции все чаще включаются в состав проверяющих, это стало обычной практикой и никого не удивляет. При этом уже в ходе проверки может быть возбуждено уголовное дело, которое будет идти параллельно налоговой проверке. Как правило, уголовное дело возбуждается в отношении неустановленных лиц, но все понимают, что в конечном итоге обвиняемыми могут стать директор и главный бухгалтер компании.

Вообще, налоговые достаточно часто предъявляют претензии к продавцу, когда считают, что компания занижает цены в сделках, но для таких случаев Налоговым кодексом РФ установлен специальный порядок доказывания недобросовестности налогоплательщика. В данном деле налоговый орган принял решение без учета этих правил.

В статье Уголовного кодекса указано, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если погасит задолженность по налогам и пени, поэтому исполнит все требования налогового органа. Уплата доначисленных налогов и пени до судебного разбирательства помогают налогоплательщику прекратить уголовное дело. Сложно сказать, с чем связано продолжение уголовного дела.

«НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКИ ВЫНУЖДЕНЫ СПЕРВА ЗАПЛАТИТЬ, А ПОТОМ СУДИТЬСЯ»

Гузель Валеева — старший партнер юридической компании АНП «Зенит»:

— Практика претензий налоговых органов к продавцам, чьи покупатели обладают признаками фирм-однодневок, не нова, пусть и не так многочисленна (в отличие от обратной ситуации, когда однодневкой оказывается поставщик). К сожалению, практика последних лет демонстрирует откровенно проналоговый уклон судебных решений. И дело «Нижнекамскнефтехима» наглядно это демонстрирует.

Поддержанные судами инспекции не столь щепетильны в вопросах сбора доказательной базы. Уже и почерковедческие экспертизы на подлинность подписей не делают, ограничиваясь допросами директоров и учредителей контрагентов, не уплативших налоги. Да и зачем назначать экспертизу, предварительно уведомляя об этом налогоплательщика, который может заявить отвод эксперту, поставить перед экспертом дополнительные вопросы, захотеть участвовать в экспертизе? Если можно просто назвать эксперта специалистом — и не надо никого уведомлять, знакомить и так далее. К слову, о недопустимости подмены эксперта специалистом Конституционный суд высказался еще осенью прошлого года.

Нужно понимать, что спор с налоговой может затянуться не на один год. Понятно, что не получится на это время закрыть двери и распустить работников, поэтому налогоплательщики вынуждены сперва заплатить, а потом судиться и в случае положительного исхода дела возвращать свои деньги.

«В СУДАХ СЕЙЧАС СТОЙКАЯ ПРОБЮДЖЕТНАЯ ПОЗИЦИЯ»

Айнур Ялилов — партнер юридической фирмы «Шаймарданов и Партнеры»:

— Возможно, имеет смысл обратиться в Конституционный суд, в последнее время судебная практика и доктрина трансформировались, суды по налоговым спорам отходят от формализма, многие стандартные приемы и ссылки налогоплательщиков (презумпция добросовестности и рыночности сделок, отсутствие формальной взаимосвязанности и т. д.) стали практически моветоном. Суды смотрят на факты: реальность (подлинное содержание) экономической деятельности, разумность экономических причин (деловой цели) и должная степень осмотрительности, основной налогового-правовой доктриной стала доктрина необоснованной налоговой выгоды. По этим причинам в судах сейчас стойкая пробюджетная позиция. В связи с чем Конституционный суд может рассмотреть этот вопрос, чтобы резюмировать последнюю наработку судов и, возможно, чуть сбалансировать подходы.

Показатели «Нижнекамскнефтехима» в 2013 году

Выручка от продаж в 2013 году у НКНХ составила 119 млрд. рублей, прибыль от продаж — 12,4 млрд. рублей. Среди основных видов произведенной продукции абсорбент и смолы не упоминаются. При этом самые большие объемы производства в 2013 году — у этилена (произведено 605 т), пропилена — 301 тыс. т, каучука — 262 тыс. тонн.

Согласно годовому отчету НКНХ за 2013 год, налог на прибыль был уплачен в размере 2,1 млрд. рублей. Учитывая, что налоговая предъявляет по нему за три года неуплату 336 млн. рублей, то на год примерно приходится 110 млн. рублей, которые составляют 5% от суммы уже уплаченного за этот период налога. Сумму уплаченного НДС из годового отчета компании узнать нельзя из-за особенностей его учета. Также не стоит забывать, что предприятия делают и иные отчисления, например, за акцизы.