Вторник, 11 Декабря 2018 г. 20:45

Стратегия «Татарстан-2030» 2.0: надежд на заграницу больше нет?

06 Чт, 01:58

Десятикратно уменьшен прогноз по привлечению иностранных инвестиций в проекте закона о поправках в стратегию социально-экономического развития Татарстана до 2030 года. От плана на 2018 год факт отстал вдвое — виноваты санкции и конфликт с Турцией, объяснили в АИРе. «БИЗНЕС Online» по абзацам сличил старый и новый вариант «Стратегии-2030» и за косметическими правками, связанными с «майскими указами» президента РФ, пока что не нашел новых драйверов роста.

Итоговые слушания по вносимым изменениям в Стратегию-2030 прошли в Доме Правительства РТ с участием Рустама Минниханова и Фарида Мухаметшина
Итоговые слушания по вносимым изменениям в «Стратегию-2030» прошли в Доме правительства РТ с участием Рустама Минниханова и Фарида Мухаметшина

 

«НЫНЕШНИЕ ТЕМПЫ РАЗВИТИЯ РТ ВЫВОДЯТ ВСЕГО ЛИШЬ НА 4 ТРИЛЛИОНА РУБЛЕЙ ВРП»

 

В РТ завершается почти годовой цикл подготовки корректив в стратегию социально-экономического развития Татарстана до 2030 года (стратегия «Татарстан-2030», которую разработчики неофициально именовали «Прыжок барса»). Напомним, что разработанная при активном участии близкого к бывшему министру финансов, а сейчас руководителю Счетной палаты РФ Алексею Кудрину «Леонтьевского центра» и принятая в 2015 году в виде отдельного республиканского закона стратегия разбита на четыре этапа (три трехлетних и один шестилетний). При этом в законе предусмотрена процедура корректировки стратегии раз в три года, а раз в шесть лет — ее полная ревизия.

Обсуждение вносимых изменений проходило в течение многих месяцев на различных площадках, а итоговые слушания состоялись в конце прошлой недели в Доме правительства РТ с участием президента республики Рустама Минниханова и спикера Госсовета РТ Фарида Мухаметшина. С основным докладом выступил исполняющий обязанности премьер-министра Рустам Нигматуллин, которому, по всей видимости, и было поручено подхватить знамя уехавшего в Дагестан Артема Здунова, курировавшего работу над стратегией. В качестве экспертов в совещании участвовали ректор НИУ «Высшая школа экономики» Ярослав Кузьминов и заместитель гендиректора по научной работе АНО «Международный центр социально-экономических исследований „Леонтьевский центр“» Борис Жихаревич. Предполагается, что вскоре внесенные корректировки будут оформлены законодательно.

Мероприятие прошло в закрытом для СМИ режиме, так что можно лишь ориентироваться на размещенную на сайте i.tatarstan2030.ru презентацию доклада Нигматуллина. В ней подтверждается глобальная задача добиться увеличения к 2030 году валового регионального продукта Татарстана до 5 трлн рублей. Это более чем в два раза больше объема ВРП Татарстана за 2018 год, который, по прогнозу, составит 2,253 трлн рублей.

Основными драйверами экономического развития республики до 2030 года останутся нефтегазохимический комплекс, формирующий около трети экономики республики, машиностроение, объем которого в структуре промышленности составляет более 23%, энергетика, развитая инфраструктура для бизнеса и сельское хозяйство.

Отметим, что задачу преодолеть отметку ВРП в 5 трлн рублей некоторые эксперты считают если не выполнимой, то очень амбициозной. Так, по словам проректора по информатизации КГЭУ Юрия Смирнова, который выступал на одном из обсуждений нового варианта стратегии, нынешние темпы развития РТ выводят всего лишь на 4 трлн рублей ВРП. «И объем ВРП, и показатели отдельных отраслей [заложенные в стратегии] — это достаточно напряженные цифры. Нам предстоит очень серьезная, большая работа, — соглашался с ним в разговоре с корреспондентом „БИЗНЕС Online“ заместитель министра экономики РТ Олег Пелевин, который курирует разработку документа. — Цели поставлены, мы их не меняем. Но, возможно, потребуется включение дополнительных мероприятий».

 

 «СУЩЕСТВЕННЫЕ РИСКИ НЕДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕВЫХ ЗНАЧЕНИЙ ПОКАЗАТЕЛЕЙ»

 

Намного больше информации для размышления можно почерпнуть из размещенного на том же сайте проекта закона РТ «О внесении изменений в приложение к закону РТ „Об утверждении стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан до 2030 года“», где имеется новый вариант стратегии.

К сожалению, в проекте закона и открытых источниках нет самого главного — подведения итогов заканчивающегося в 2018 году первого трехлетнего этапа исполнения «Стратегии-2030»: насколько реальными оказались прогнозы, что удалось сделать, а что — нет. В докладе Нигматуллина даются лишь показатели роста экономики за три года — так, ВРП, если верить прогнозным цифрам, в целом вырос на 5,4% (среднегодовой темп роста — 1,8%), промышленность — на 7,2% (в среднем 2,4% за год), розничная торговля — 5,3% (в среднем 1,7%). В рекордсменах — сельское хозяйство, которое на волне антисанкций поднялось на 11,9% (почти 4% роста в среднем за год). В аутсайдерах — строительство, отрасль умудрилась даже просесть на 0,5%.

Также в презентации приводится график роста ВРП до 2030 года, сильно напоминающий по конфигурации экспоненту — очень пологая в самом начале кривая взмывает вверх в светлом, но отдаленном будущем. Отметим, что разработчики программы с самого начала подложили себе соломку, написав, что реализация первого этапа стратегии «в условиях продолжающегося геополитического кризиса, низкой цены на нефть и возможного продолжения спада российской экономики сопряжена с существенными рисками недостижения целевых значений показателей».

«БИЗНЕС Online» попытался отчасти восполнить пробел, однако сложность в том, что статистических данных по итогам 2018 года пока нет, а нашу просьбу поделиться уточненными прогнозами по 2018-му и вообще ответить на вопросы по выполнению стратегии Пелевин проигнорировал, хотя первоначально с энтузиазмом отнесся к этой теме. Мы приводим данные 2017 года и прогнозные значения 2018 и 2030 годов, которые заложены в «Стратегию-2030». Там, где старая и новые версии различаются, это оговаривается особо. Отметим, что целый ряд показателей из скорректированной версии стратегии выпал. Для сравнения даны показатели 2013 года, от которых разработчики стратегии отталкивались при ее принятии.

Как оказалось, уже по итогам 2017 года республика почти достигла уровня ВРП на душу населения по паритету покупательной способности, который запланирован на 2018 год, — правда, по инерционному сценарию. Если же считать по реальному курсу доллара, то ВРП Татарстана на душу населения за три года сократился с $12,6 до $9,7 тысячи.

Уже в 2017 году достигла уровня инерционного сценария на 2018 год и обеспеченность общей площадью жилья в расчете на одного жителя (26,1 кв. м). Однако производительность труда в республике, выраженная в рублях, перевалив за 1 млн рублей на душу населения, пока не приблизилась к заложенным на 2018 год значениям даже по инерционному сценарию.

Уже много лет на одной отметке застыла доля малого и среднего бизнеса в добавленной стоимости (25,6%), отставая даже от инерционного сценария на 2018 год.

Зато пассажиропоток через аэропорты республики (3,26 млн человек) уже в 2017-м достиг значений базового сценария на 2018 год. По такой же траектории растет среднегодовая численность населения республики (3,894 млн человек). Еще лучше обстоит дело с продолжительностью жизни, динамика которой движется по траектории оптимистичного сценария. За последнюю пару лет в этом деле достигнут настоящий прорыв, а на 2030 год прогноз, следуя за новым «майским указом», повышен с 75,3 года до 80 лет. Самый же большой успех достигнут в области туризма — по объему туристского потока (3,1 млн человек) республика практически выполнила план 2030 года, составленный, повторимся, всего три года назад.

 

 «ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ? ТАТАРСТАН ТУТ ВРЯД ЛИ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ЧТО-ТО БОЛЬШЕЕ, ЧЕМ ПОЛУЧИЛОСЬ»

 

Теперь немного о грустном. Согласно заключению Счетной палаты РТ, инвестиции в основной капитал Татарстана в 2017 году сократились на 0,7% — с 642,5 до 637,6 млрд рублей — и на 8,1% меньше плановых значений. Примечательно, что общероссийская динамика в 2017 году была противоположной — плюс 4,4%. При этом доля Республики Татарстан в суммарных российских инвестициях в основной капитал составила 3,99%, что не так уж и далеко от заложенных в базовый сценарий на 2018 год значений (4,1%).

Особое внимание обращает на себя драматическое изменение в прогнозах прямых иностранных инвестиций в Татарстан. По итогам 2018 года они в базовом сценарии почти в два раза уменьшены (с $3,4 до $1,7 млрд) по сравнению с планами, приписанными в первой версии «Стратегии-2030», хотя она, напомним, принималась уже в условиях санкций. По данным АИР РТ, на конец 2017 года накопленные прямые иностранные инвестиции составили $1,516 миллиарда. По итогам первого квартала 2018 года они выросли до $1,674 млрд, но $3,4 млрд, конечно, нет и в помине.

Еще менее оптимистичны прогнозы на последующие годы. По базовому сценарию за 12 лет накопленные прямые иностранные инвестиции в Татарстан увеличатся в 3,2 раза и в 2030-м составят $5,7 миллиарда. Хотя по первоначальному плану они должны были вырасти в 12,8 раза, достигнув $44,1 млрд, а в самых радужных мечтах — и $94 миллиардов. Легко посчитать, что за 12 лет власти республики рассчитывают привлечь в общей сложности $4 млрд иностранных инвестиций. Это в среднем $333 млн в год, то есть 22,1 млрд рублей по нынешнему курсу — 3,4% вложений в основной капитал за 2017 год. Такое значение примерно соответствует текущему уровню.

Такие резкие коррективы в «Стратегию-2030» можно расценить как крушения надежд — теперь иностранные инвестиции даже в теории не рассматриваются как драйвер роста экономики, придется опираться на внутренние силы. Возможно, речь идет и о безграничном оптимизме кого-то, кто в 2015 году приложил руку к подготовке данного раздела «Стратегии-2030». Но в любом случае планируемые фактически нулевые темпы роста иностранных инвестиций вряд ли позволят добиться превращения Татарстана в один из региональных центров мировой экономики, а именно такую сверхзадачу ставят для себя власти республики. Нужно искать какие-то другие механизмы.

По мнению Жихаревича, недостижение отдельных показателей — это лишь повод для анализа и корректировки, но «далеко не всегда повод для упреков». «Санкции не могли не сказаться на прямых иностранных инвестициях, и Татарстан тут вряд ли может сделать что-то большее, чем получилось», — уверен заместитель генерального директора по научной работе «Леонтьевского центра».

«В текущей экономической ситуации наши цифры и достижения — это отлично», — подчеркнула руководитель агентства инвестиционного развития Республики Татарстан Талия Минуллина, комментируя «БИЗНЕС Online» ситуацию с иностранными инвестициями. По ее словам, дело не только в европейских санкциях и США: кто мог предугадать ту же историю с Турцией? «А это наш крупнейший международный инвестор», — отметила она. Объясняя необходимость корректирования в меньшую сторону прогнозов привлечения прямых иностранных инвестиций, Минуллина отметила: «Показатели [в стратегию] надо ставить реальные, поэтому они и были скорректированы».

Талия Минуллина: «В текущей экономической ситуации наши цифры и достижения — это отлично»
Талия Минуллина: «В текущей экономической ситуации наши цифры и достижения — это отлично»

 

По ее словам, на «мощный внешний инвестиционный взрыв» в России, то есть привлечение международных инвестиций в значительном объеме, смогут повлиять только кардинальные меры. «Например, изменения визового режима, изменения таможенного режима, английское право (хотя бы на отдельных территориях), разработка реального огромного пула готовых высокодоходных быстроокупаемых проектов с готовой проектной документацией и командами для реализации в масштабе страны», — перечислила глава АИР РТ. А раз этого нет, то и рассчитывать особо не на что.

 

 «КЛАСТЕРНАЯ АКТИВАЦИЯ ПОКА НЕ ПОЛУЧИЛА НУЖНОГО ТЕМПА»

 

Еще одна тревожная тенденция, которая снижает надежды на мировую конкурентоспособность Татарстана, — сокращение затрат на НИОКР в ВРП республики: их доля составила 0,65%. Она уменьшилась даже по сравнению с 2013 годом и в два раза отстает от целевых значений 2018-го. По этому показателю республика находится на среднем по стране уровне, не говоря уже про динамично развивающиеся страны, где доля НИОКР составляет 2–3% от ВВП. По словам главы минпромторга РТ Альберта Каримова, компании базовых отраслей Татарстана как минимум в три раза отстают от глобальных лидеров в финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. 36% предприятий вообще не выделяют средства на НИОКР, 19% выделяют недостаточно, причем эти данные хуже значений 2016 года. Если так пойдет и дальше, статус суперинновационного региона окажется под вопросом.

По словам Альберта Каримова, компании базовых отраслей РТ как минимум в три раза отстают от глобальных лидеров в финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ
По словам Альберта Каримова, компании базовых отраслей РТ как минимум в три раза отстают от глобальных лидеров в финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ

 

Каким же образом разработчики «Стратегии-2030» намерены добиться роста экономики Татарстана? Еще в 2015 году они предупреждали, что «современная» экономика, которая в РТ представлена предприятиями нефтегазохимического, энергетического и машиностроительных комплексов, обречена на рост в лучшем случае в пределах 1–2%. «Их можно напрягать-перенапрягать, увеличивать производительность труда, модернизировать, но 2 процента на таком промежутке времени — это максимальный рост», — повторил эту мысль управляющий директор консорциума «Леонтьевский центр — AV Group» Алексей Крыловский, который в конце октября выступал на кластерном форуме «Партнерство для развития кластеров» в Казани. Собственно, так оно и происходит.

Необходимые темпы годового роста в 4–5%, по мнению экспертов «Леонтьевского центра», может обеспечить только инновационная «умная» экономика будущего, в основе которой — набирающий силу пятый и зарождающийся шестой технологические уклады. Обеспечить конвергенцию «современной» и «умной» экономики, по их мысли, должен процесс кластерной активации, под которой понимается государственная экономическая политика поддержки кластеров и процессов кластерообразования на основе механизмов кооперации и государственно-частного партнерства.

Одной из основных задач первого этапа как раз и должна была стать зональная кластерная активация на базе Камского кластера. Удалось ли это сделать? По дипломатичной оценке Жихаревича, процесс пока не получил нужного темпа. «Создание при разумной поддержке элементов новой экономики, в рамках существующих и перспективных кластеров, остается важнейшей задачей. И в стратегии пик усилий по ее решению намечен как раз на следующие три года», — отметил он в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online».

Борис Жихаревич снял с себя лично и с Леонтьевского центра ответственность за корректировку своего детища
Борис Жихаревич снял с себя лично и с «Леонтьевского центра» ответственность за корректировку своего детища

«МЫ, БЕЗУСЛОВНО, ОБЯЗАНЫ УЧЕСТЬ НОВЫЕ «МАЙСКИЕ УКАЗЫ» В СВОЕЙ СТРАТЕГИИ»

 

Теперь о правках в стратегию. Примечательно, что Жихаревич снял с себя лично и с Леонтьевского центра ответственность за корректировку своего детища. «Мы не имеем сейчас формально отношения к реализации стратегии и никак не участвовали в подготовке корректировок (хотя регулярно принимали участие в совещаниях, где это обсуждалось, — прим. ред.). Соответственно, детального анализа статистики и сравнения ее со сценариями мы не ведем, поэтому объяснять логику и основание для конкретных поправок без специального исследования, на которое нет времени, я не берусь», — отметил он.

Но в целом, по мнению заместителя генерального директора по научной работе «Леонтьевского центра», у стратегии Татарстана есть главное качество — она «живая». «Про нее помнят, ежегодно мониторят, обсуждают и корректируют. Внимание СМИ, в том числе и критическое, очень важно, хочу поблагодарить и ваше издание за то, что обеспечиваете общественный контроль и так внимательно прочитали проект корректировок. Процесс внесения изменений еще не закончен, думаю, ваши замечания помогут что-то исправить», — отметил эксперт.

Пелевин объяснил необходимость корректировки стратегии тем, что три года назад, когда принималась первая версия документа, «никто из экономистов не предполагал, что против России будут введены столь существенные экономические санкции и что они будут носить столь длительное время». «Мы видим сдерживание процессов глобализации, размывание сложившихся международных институтов, ведется протекционистская политика, вводятся новые пошлины, новые санкции», — перечислил заместитель министра экономики РТ произошедшие за последние три года изменения в мировой экономике.

Кроме этого, за прошедшее время в России были приняты новые федеральные и отраслевые программы, а главное, новые «майские указы» президента РФ, которые стали главным стратегическим документом, определяющим развитие страны до 2024 года. «И мы, безусловно, обязаны его учесть в своей стратегии, — отметил Пелевин. — Например, нам необходимо дополнить документ тремя новыми задачами по обеспечению суммарного коэффициента рождаемости, увеличению доли граждан, ведущих здоровый образ жизни, и увеличению ожидаемой продолжительности здоровой жизни до 67 лет. Также мы корректируем два показателя (в текущем варианте стратегии они были заложены несколько ниже): мы доводим ожидаемый к 2030 году срок жизни до 80 лет (сейчас 74,2 года), как это прописано в указе президента РФ, и долю граждан, систематически занимающихся спортом, к 2024 году до 57 процентов (сейчас 43,4 процента)».

В «Стратегии-2030» говорится о необходимости обеспечения роста производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики не ниже 5% в год
В «Стратегии-2030» говорится о необходимости обеспечения роста производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики не ниже 5% в год

 

НОВАЯ ЗАДАЧА: ОБЕСПЕЧИТЬ ЕЖЕГОДНЫЙ ПРИРОСТ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА НА 5%

 

Среди наиболее заметных новаций «Стратегии-2030» можно отметить также появление тезиса о необходимости обеспечения роста производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики не ниже 5 процентов в год. Требования об увеличении производительности труда в регионах заложены в недавно принятой федеральной программе. Сделать это предполагается за счет стимулирования предприятий к модернизации основных фондов, сокращения нормативно-правовых и административных ограничений, препятствующих росту производительности труда, и формирования системы подготовки кадров, направленной на обучение основам повышения производительности труда, в том числе посредством использования цифровых технологий и платформенных решений.

По направлению «Рынки» ожидаемо добавились тезисы о создании благоприятных условий осуществления деятельности самозанятыми гражданами, увеличении объема экспорта путем создания условий для расширения зоны присутствия татарстанских производителей на зарубежных рынках, а также обеспечении повышения эффективности инфраструктуры поддержки экспорта.

В стратегии вводятся дополнительные направления деятельности по сокращению различий в качестве жизни для жителей городов и сельской местности, по установлению рационального стандарта обеспечения социально-транспортно-экономической инфраструктурой и создания условий для муниципального трансграничного взаимодействия на рынке труда.

По направлению «Финансовый капитал» появились абзацы о создании системы поддержки фермеров, а также развития сельскохозяйственной кооперации и молодежного предпринимательства на селе.

В скорректированном документе отражена новомодная тема цифровой экономики
В скорректированном документе отражена новомодная тема цифровой экономики

НОВАЯ ЦЕЛЬ: ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА

 

Также в скорректированном документе отражена новомодная тема цифровой экономики. Появилась соответствующая цель — «внедрение цифровых технологий в реальном секторе и социальной сфере». Достижение этой цели планируется за счет обеспечения подготовки высококвалифицированных кадров для цифровой экономики, обеспечения лидирующих позиций Татарстана на рынке IT-аутсорсинга, создания глобальной конкурентоспособной инфраструктуры передачи, обработки и хранения данных преимущественно на основе отечественных разработок, обеспечения ее устойчивой работы и безопасности.

Также стоит задача повышения эффективности работы государственных и муниципальных органов власти, приоритетных отраслей экономики и социальной сферы за счет внедрения цифровых технологий и платформенных решений. Отдельно прописана необходимость стимулирования предприятий реального сектора по комплексному внедрению цифровых технологий и платформенных решений и повышение уровня цифровой грамотности граждан и служащих государственных и муниципальных учреждений.

В новой редакции формулировок раздела «Целевое видение пространственного развития Татарстана в 2030 году» появилась новая цель — «развивается качественное жилищное пространство и комфортная городская среда». Соответственно, прописана и новая задача: «увеличить объем жилищного строительства, обеспечить доступным жильем семьи, обеспечить устойчивое сокращение непригодного для проживания жилищного фонда, кардинально повысить комфортность городской среды и развивать механизмы прямого участия граждан в ее формировании».

Решить эту задачу планируется за счет модернизации строительной отрасли и повышения качества жилищного строительства, в том числе посредством установления ограничений на использование устаревших технологий и совершенствования механизмов государственной поддержки строительства стандартного жилья. Кроме этого, обещается снизить административную нагрузку на застройщиков и обеспечить эффективное использование земель в целях жилищного строительства при условии сохранения и развития зеленого фонда и ценных территорий.

Кластер «Строительство и новые строительные материалы» разделен на два самостоятельных
Кластер «Строительство и новые строительные материалы» разделен на два самостоятельных

 

НОВЫЕ КЛАСТЕРЫ: СТРОИТЕЛЬСТВО ОТДЕЛИЛИ ОТ СТРОЙМАТЕРИАЛОВ, ДОБАВИЛИ МЕТАЛЛУРГОВ И КОМПОЗИТНУЮ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

 

Произошли некоторые изменения в структуре кластеров Татарстана. Так, кластер «Строительство и новые строительные материалы» разделен на два самостоятельных кластера — «Строительный кластер» и «Кластер строительных технологий и материалов». Причем одним из ключевых участников строительного кластера указано не «#Суварстроит», а банкротящееся ООО «Сувар Девелопмент». Кроме этого, добавилось еще два новых кластера из разряда «современной экономики»: «Металлургическая промышленность» и «Композитная промышленность». В кластер  «Устойчивая энергетика» включен еще один ключевой участник — гарантирующий поставщик Республики Татарстан — АО «Татэнергосбыт».

Там же добавлена важная задача стимулирования спроса на инновационную продукцию производителей кластеров.

Отметим еще одно любопытное изменение, пока оставшееся без комментариев со стороны разработчиков обновленной версии «Стратегии-2030»: в разделе «Направления действий» подпункта «Кластеры в рамках энергетического комплекса» появился тезис о задаче обеспечить энергетическую независимость республики. Раньше такая задача не декларировалась.

Из мероприятий первой очереди плана минимум убраны  пункты «Южный обход Казани с мостом через Волгу» и «Реконструкция автодороги Альметьевск — Набережные Челны»
Из мероприятий первой очереди плана минимум убраны пункты «Южный обход Казани с мостом через Волгу» и «Реконструкция автодороги Альметьевск – Набережные Челны»

НОВЫЕ ПРИОРИТЕТЫ ДОРОЖНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

 

Есть существенные изменения в сводной таблице мероприятий по созданию системы скоростных связей в Республике Татарстан. Из мероприятий первой очереди (до 2020 года) плана минимум убраны пункты «Южный обход Казани с мостом через Волгу» и «Реконструкция автодороги Альметьевск – Набережные Челны». Из плана минимум в план максимум переведены пункты «Автомагистраль „Чистый путь“ — 1-й этап (реконструкция существующих автодорог Казань – Сорочьи Горы, Нижнекамск – Камские Поляны до II категории, строительство обходов населенных пунктов)», «Проектные и подготовительные работы: Южно-Татарстанская магистраль с мостом через реку Волгу, северный автодорожный обход Казани».

Строительство первой очереди автодороги Шали – Бавлы (Европа – Западный Китай) перенесено на более отдаленный срок — 2020–2030 годы, а полное развитие этого проекта ожидается лишь по плану максимум, хотя, согласно путинскому нацпроекту, автобан должен быть готов в 2024 году.

Зато в первый этап плана минимум добавлены проекты «Модернизация железнодорожной инфраструктуры, обслуживающей резидентов ОЭЗ „Алабуга“ и АО „Аммоний“ (Менделеевск), включающей в себя железнодорожный путь сообщением ст. Тихоново — ст. Тракторная, железную дорогу ст. Полянка и ст. Тракторная», строительство вторых главных путей железной дороги Круглое поле – Тихоново – Агрыз с электрификацией, а также строительство железнодорожной ветки общего пользования от станции Каратун до села Сюкеево. Публично о начале этих крупных проектов пока не объявлялось.

В плане максимум за пределами расчетного срока (после 2030 года) появился проект мостового перехода через реку Волгу на Южно-Татарстанской магистрали Буинск – Тетюши – Болгар – Альметьевск, строительство двух путепроводов на автомобильной дороге «Южная» в районе станции Предкомбинатская, строительство моста через реку Ик у села Тумутук в Азнакаевском муниципальном районе и строительство татарстанского участка автодороги Казань – Малмыж – Пермь.

Многострадальную ВСМ, которую теперь на первом этапе не обещают даже достроить до Казани, правки пока не затронули.

По системе образования убрана задача «Разработать образовательные программы на основе новых ФГОС с учетом поликультурного пространства РТ и современных технологий»
По системе образования убрана задача «разработать образовательные программы на основе новых ФГОС с учетом поликультурного пространства РТ и современных технологий»

 

КУЛЬТУРА УХОДИТ В ВИРТУАЛЬНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ

 

В стратегии накопления человеческого капитала скорректирована формулировка задачи «обеспечить дальнейший рост рождаемости за счет увеличения доли семей с двумя и тремя детьми». В новой формулировке «обеспечить увеличение суммарного коэффициента рождаемости» упоминания семьи нет, зато вводится средний показатель числа рождений детей у одной женщины за всю ее жизнь. По всей видимости, эти изменения связаны с новыми федеральными методиками обработки статистических данных.

По системе образования убрана задача «разработать образовательные программы на основе новых ФГОС с учетом поликультурного пространства Республики Татарстан и современных технологий». Видимо, теперь, когда эту задачу взял на себя федеральный центр, пункт стал неактуален, зато появилась задача «введение национальной системы профессионального роста педагогических работников».

Появились и новые требования к системе образования — теперь она должна «обеспечивать воспитание гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей народов Российской Федерации, исторических и национально-культурных традиций, а также обеспечивать формируемые в ней навыки, образовательные траектории исходя из потребностей предприятий и организаций Республики Татарстан».

Национальному аспекту в стратегии по-прежнему практически не уделено внимания. Возможно, это связано с требованием президента РТ Рустама Минниханова разработать отдельную стратегию развития татарского народа. Так что на все вопросы в этой области даст ответ документ, разрабатываемый командой вице-премьера РТ Василя Шайхразиева.

Из приоритетов системы здравоохранения РТ убран тезис о повышении эффективности существующей системы здравоохранения за счет постепенного перевода медицинского персонала на частную практику при сохранении государственного заказа. Получается, система ОМС не панацея? Добавлены задачи проводить профилактический медосмотр всех граждан не реже одного раза в два года, сократить время ожидания в очереди при обращении граждан, упростить процедуры записи на прием к врачу и увеличить объем экспорта медицинских услуг.

В задаче «культура, доступная всем» добавились новые направления действий, в том числе создание условий для показа национальных кинофильмов в кинозалах, расположенных в населенных пунктах с численностью населения до 500 тыс. человек (это любимая идея нового гендиректора «ТатарКино» Миляуши Айтугановой), а также поддержка добровольческих движений, в том числе в сфере сохранения культурного наследия — ВООПиК есть чему порадоваться.

В задаче «развитие кооперации сферы культуры и туризма» появились новые направления действий, в том числе создание виртуального концертного зала, виртуальных выставочных проектов, снабженных цифровыми гидами в формате дополненной реальности, и развитие Национальной электронной библиотеки Республики Татарстан.

Почти все нововведения в «Стратегии-2030» носят чисто косметический характер, связанный с необходимостью привести документ в соответствие с федеральными веяниями
Почти все нововведения в «Стратегии-2030» носят чисто косметический характер, связанный с необходимостью привести документ в соответствие с федеральными веяниями

 

 «СНАЧАЛА БЫЛА «СТРАТЕГИЯ-2020», ПОТОМ 2025, ТЕПЕРЬ 2030, А МЫ КОГДА ЖИТЬ-ТО НОРМАЛЬНО НАЧНЕМ?»

 

По большому счету все перечисленные нововведения в «Стратегии-2030» носят чисто косметический характер, связанный в первую очередь с необходимостью привести документ в соответствие с федеральными веяниями.

Тем не менее вопрос о том, насколько можно ориентироваться на такие документы, как «Стратегия-2030», остается открытым. Отметим любопытную закономерность в заложенных там прогнозах — чем дальше сроки, тем легче разработчики обещают райские кущи. Впрочем, это особенность всех подобных документов, составители которых действуют по принципу ходжи Насреддина, который пообещал эмиру за 20 лет научить осла говорить: к этому времени либо осел помрет, либо эмир. Правда, у населения России уже выработался четкое недоверие к таким «стратегиям». «Сначала была „Стратегия-2020“, потом 2025, теперь 2030, а мы когда жить-то нормально начнем?» — так прокомментировал один из читателей «БИЗНЕС Online» очередную статью на эту тему.

С другой стороны, в октябре 2018 года руководитель комитета по экономической политике и стратегическому планированию исполкома Санкт-Петербурга Иван Филиппов, который представлял городскому Заксобранию скорректированную «Стратегию-2030» Санкт-Петербурга (разработанную в 2014 году тем же «Леонтьевским центром»), отметил: «Если выбирать между отсутствием стратегии или ее наличием, конечно же, я сделаю выбор в пользу второго. Это некие планы нашей работы». В свою очередь, питерский экономист Александр Лякин отметил, что подобный документ — хорошее упражнение, которое нужно использовать при любой экономике. «Ни одна из стратегий, конечно, целиком не реализуется. Это не получается сделать даже на уровне федерации. Тем более это трудно реализовать на уровне субъекта, но если вы не знаете, куда плыть, то никакой ветер не будет попутным. Понятно, что меняется жизнь, меняются финансовые условия, но в любом случае вы должны представлять то, чего вы хотите. Если мы сами не видим, куда мы движемся, то еще труднее это понять людям, которые готовы вкладывать деньги», — объяснил свою позицию экономист.