Суббота, 15 Августа 2020 г. 07:27

Вся страна теперь как Иннополис: «обнулит» ли налоговый маневр IT-город на Волге?

8 июля 2020 14:21

Для ОЭЗ наступает момент истины: финансовые стимулы для резидентов отпадают, вся надежда на себя

Владимир Путин пообещал российской IT-отрасли преференции в виде низких налогов на прибыль и низких страховых взносов. При этом в правительстве хотят вернуть НДС на софт. Чем же теперь конкурировать Иннополису, приманивающему российских Цукербергов в татарстанскую глубинку налоговыми льготами? Сами резиденты говорят: дескать, сидят здесь не налогов ради, а из-за ценных кадров и «спокойной загородной жизни». В самой ОЭЗ уже приготовили предложения в федеральный центр, чтобы выправить дисбаланс.

Сейчас страховые взносы для IT-компании составляют 14% от фонда оплаты труда, Путин предложил снизить их до 7,6%

ПУТИН ОБНУЛИТ ЛЬГОТЫ ИННОПОЛИСА?

Президент РФ Владимир Путин решил поддержать российские IT-компании, снизив для них ставку по страховым выплатам и налог на прибыль. Ранее этот налоговый маневр для таких организаций обсуждали в правительстве РФ. Правда, в минкомсвязи РФ предлагают компенсировать выпадающие  в результате новых льгот доходы бюджета отменой нулевой ставки НДС на продажу программного обеспечения.

Сейчас страховые взносы для IT-компании составляют 14% от фонда оплаты труда, Путин предложил снизить их до 7,6%. Президент отметил, что такая мера будет не временной (нынешний льготный режим действует до 2023 года), а бессрочной. Напомним, что обычный уровень страховых  взносов составляет 30% от совокупной зарплаты в той или иной компании. Налог на прибыль для айтишников, который сейчас в России вне ОЭЗ составляет 20%, президент предложил понизить до 3%. По словам Путина, это будет одна из самых низких налоговых ставок мира и для компаний она даже лучше, чем в самых привлекательных для IT юрисдикциях — в Индии и Ирландии.

Станет ли после этого легче российским IT-компаниям — большой вопрос. По оценкам минкомсвязи, возврат 20-процентной ставки НДС на ПО обойдется отрасли в 42,5 млрд рублей уже в следующем году. Но ударить это, по замыслу, должно в первую очередь по иностранным производителям софта: российским же разработчикам ведомство предлагает частично компенсировать потери в виде субсидий в размере 11,4 млрд рублей за 2021-й. Какие административные барьеры при этом преодолеть и захотят ли IT-компании вообще связываться с государством, отчитываясь за полученные средства, — вопрос пока открытый.

При этом вне широкого обсуждения остался еще один аспект реформы, значимый для Татарстана. Захотят ли IT-компании заходить в ОЭЗ «Иннополис» ради налоговых послаблений? Уже не будет разницы, где компания генерирует прибыль — в ОЭЗ в Татарстане, или в Москве, иди где-либо в глухой деревне в Кировской области, — налоговая нагрузка везде станет примерно одинаковой.

Компании платят налог на прибыль исходя из разницы между доходами и расходами. Эти средства в зависимости от установленной в регионе ставки затем отправляются в разном соотношении в федеральный (3%) и местный бюджеты (17%). Резиденты ОЭЗ «Иннополис» платят только 2%, и эти средства полностью идут в федеральный бюджет. В региональный в первые пять лет не идет вообще ничего, в следующие пять лет — 5%, а спустя 10 лет — 13,5%. То есть компания, зарегистрировавшаяся в Казани, например, в 2017 году, платит государству 20% от своей прибыли, а в ОЭЗ «Иннополис» — всего 2% до 2022-го. Теперь же она станет платить 3% вне зависимости от «прописки». В итоге регионам не будет никакого смысла открывать айтишные ОЭЗ — никаких налоговых поступлений, даже в отдаленном будущем, региональные бюджеты не дождутся. НДС же, который для айтишников предлагается восстановить, целиком идет в федеральный бюджет.

В Иннополисе, конечно, существуют и другие льготы для резидентов. Например, пониженный налог для применяющих упрощенную систему налогообложения. Если малая компания перешла на упрощенную систему налогообложения (УСН), она может платить налог по ставке в 1% от валового дохода либо же 5% от прибыли при выборе схемы налогообложения «доходы минус расходы». Но и эта схема обнуляется при возможности платить всего лишь 3% с прибыли.

В итоге у резидентов Иннополиса реально останутся только следующие льготы: в первые 10 лет они не платят налоги на транспорт, имущество, а в первые пять лет — и на землю. Правда, в общем объеме платежей это сущие копейки.

На страховые взносы в Иннополисе никаких дополнительных льгот нет, поэтому они упадут с 14% до 7,6%, как и у всех IT-компаний.

У резидентов «Иннополиса» реально останутся только следующие льготы: в первые десять лет они не платят налоги на транспорт, имущество, а в первые пять лет — и на землю. Правда, в общем объеме платежей это сущие копейки

ИННОПОЛИС: «КОМПЛЕКСНАЯ ПОДДЕРЖКА — ТО ПРЕИМУЩЕСТВО, КОТОРОЕ СОХРАНИТСЯ»

Чиновники, отвечающие за развитие Иннополиса, конечно, утверждают, что не льготами едиными жива ОЭЗ. Как рассказал «БИЗНЕС Online» гендиректор особой зоны Ренат Халимов, сейчас здесь из представленных 153 компаний у 56 есть статус партнера или стартапа, они не пользуются основными налоговыми льготами для резидентов, но имеют доступ к дополнительным преференциям. «Центр подбора персонала ОЭЗ на безвозмездной основе ведет поиск необходимых специалистов, в том числе системных архитекторов и руководителей проектов, по всей России и в странах СНГ под проекты, реализуемые в Иннополисе. Компании приглашают на работу выпускников Университета Иннополис, который знает актуальные потребности бизнеса и выстраивает обучение так, чтобы компании минимизировали ресурсы на адаптацию новичков. Таким образом, комплексная поддержка резидентов, партнеров и стартапов со стороны особой экономической зоны —  это то преимущество, которое сохранится у нас и при введении новых налоговых льгот», — утверждает Халимов.

Он хвалит путинский налоговый маневр: по его словам, это «придаст мощный импульс развитию российских IT-компаний, который позволит им успешнее конкурировать на мировом рынке». «Вопрос уменьшения страховых взносов для IT-отрасли актуален давно, до 80 процентов себестоимости разработки — это фонд оплаты труда. При поддержке руководства РТ ранее нами был подготовлен ряд предложений, в том числе по снижению ставки страховых взносов. 10 июня представители бизнеса обратились к Владимиру Путину с просьбой рассмотреть пакет мер поддержки на совещании по вопросам развития отрасли, инициированном Михаилом  Мишустиным. По итогам совещания президент дал поручение проработать налоговый маневр», — пояснил Халимов.

Тем не менее, не забывая и о себе, Иннополис выслал минэкономразвития РФ ряд предложений по внесению правок в федеральный закон №116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации», которые в потенциале позволят ей лучше конкурировать. «Предлагаемые изменения позволят упростить процедуру получения статуса резидента, быстрее и эффективнее реализовывать инфраструктурные проекты. Предполагается, что поправки в закон могут быть внесены до конца 2020 года. Что касается дополнительных налоговых льгот, то сейчас мы прорабатываем этот вопрос с министерством экономического развития РФ и компаниями-резидентами», — сообщил Халимов.

Один из самых больших недостатков Иннополиса — его удалённость от Казани

«В ИННОПОЛИСЕ СУТЬ В ЛЮДЯХ, И ЭТИМ ОН ТАК ЦЕНЕН»

Что думают о налоговом маневре сами IT-предприниматели? Удивительно, но опрошенные нами бизнесмены не считают, что предложения Путина существенно скажутся на экономике IT-компаний. «Если взять какую-то усредненную компанию из отрасли разработок, то благодаря снижению страховых взносов они сэкономят где-то 2–3 процента от своих расходов. Эта цифра совершенно несущественная. Что же касается налога на прибыль, то у многих IT-компаний он не настолько существенный или вообще отсутствует, так как многие резиденты — это новые компании и сейчас находятся на стадии активного инвестирования в технологии, работая на перспективу и не получая прибыли», — рассказал нашему изданию основатель маркетплейса Kazanexpress (резидент ОЭЗ «Иннополис») Линар Хуснуллин.

Наш собеседник отметил, что преференции от Иннополиса сейчас перевешивают предложения Путина. Тем более что и ранее ОЭЗ конкурировала с другими экономическим зонами, такими как «Сколково», которые предоставляют нулевые налоги на прибыль при условии, что она составляет менее миллиарда рублей. И все равно Иннополис продолжал функционировать и развиваться. «По сути, Иннополис — развитый город IT-специалистов. Некоторые люди до сих пор представляют, что это город из 2–3 зданий, но за прошедшие годы он колоссально развился. Одних только заведений общепита уже больше 15. Университет предоставляет специалистов мирового уровня. Новые сотрудники переезжают сюда из Москвы и других городов ради спокойной „загородной“ жизни вне мегаполиса, при этом имея доступ к большинству привычных услуг города в пяти минутах ходьбы. Из-за компактности здесь у работников появляется время на отдых. Такое преимущество Иннополиса при правильном использовании может увеличить эффективность компании в 1,5–2 раза, что ценнее, чем послабления от правительства», — уверен Хуснуллин.

Линар Хуснуллин: «Преимущество Иннополиса при правильном использовании может увеличить эффективность компании в 1,5-2 раза, что ценнее, чем послабления от правительства»

Один из самых больших недостатков Иннополиса — его удаленность от Казани. По мнению Хуснуллина, проблема будет решена после строительства трассы – дублера Горьковского шоссе. «Благодаря ей проехать от Иннополиса до центра Казани можно будет за 25–30 минут, а до аэропорта — за час. И это вполне адекватная ситуация. В США в таком же удалении от крупных городов и создавалось большинство IT-компаний Кремниевой долины», — подытожил Хуснуллин.

Роман Доронин, генеральный директор компании EORA Data Lab, занимающейся разработкой решений на основе искусственного интеллекта, также считает, что особенность Иннополиса не только в льготах особой экономической зоны. Его компания — тоже резидент ОЭЗ. «В Иннополисе суть в людях, и этим он так ценен. По сути, ОЭЗ для IT-компании вообще ничего не дают, особых и уникальных преференций с экономической точки зрения нет. А вот сами люди, инфраструктура и местоположение, вне зависимости от поправок Путина, позволят компаниям жить хорошо», — сказал собеседник.

Компания Доронина использует упрощенную систему налогообложения, так что на экономике организации скажется только предложенное Путиным снижение страховых взносов, да и то совершенно несущественно. «Каких-то радикальных изменений для нас не будет. У IT-компании три статьи расходов — зарплаты, аренда серверов и оборудования, третье — это офис. Зарплаты — самая существенная сумма из трех, но все равно те поблажки, которые могут дать, просто приятны, не более того», — сказал Доронин.

Есть и другие точки зрения. Денис Кусков, главный редактор информационного-аналитического агентства Telecom Daily, специализирующегося на IT-отрасли, считает, что из-за потери некоторых преференций у Иннополиса компании, способные сами без посредников и своими силами реализовывать свою продукцию, могут и призадуматься о вхождении в ОЭЗ. «К сожалению, с тех пор как Путин сказал, что Россия должна стать высокотехнологической державой, прошло 5–7 лет, но за это время страна не сильно продвинулась в данной отрасли. У нас до сих пор нет собственного потребительского оборудования, своего коммерческого оборудования и так далее. Очевидно, что ранее предпринятые властью меры, а их было мало, например локализация производства, импортозамещение, не привели ни к чему хорошему. Так что при всем уважении к Иннополису и „Сколково“ это небольшие островки, и если сравнивать их с американскими площадками, то их объемы составят менее 1 процента. Из миллионов стартапов выстреливает несколько штук. Ранее планировалось, что такие научные и инновационных городки, как Иннополис, будут десятками открыты по всей России, но такого не случилось.

Так что, как мне кажется, предложения Путина — это желание вдохнуть жизнь в региональные IT-компании, попытка развить данную отрасль за пределами Москвы и Казани, однако без дополнительной поддержки государства IT-отрасль не сможет развиться на уровень, чтобы обеспечивать хотя бы страну. Прежде всего необходимо решить проблему оттока специалистов из России, а также создать условия для компаний», — считает он.

«Когда эти предложения примут, то некоторые налоговые преференции Иннополиса исчезнут. Многое зависит не от того, что компания создала, а как она его сможет далее продвигать. Если разработчик откуда-нибудь из другого города понимает, что сумеет продавать свои продукцию собственными силами, то становиться резидентами ОЭЗ, по сути, им не будет смысла. Однако если какой-либо стартап понимает, что ему нужна помощь с реализацией продукции, то, конечно, им нужно входить в „Сколково“ или Иннополис: у этих экономических зон большое количество связей», — сказал Кусков нашему изданию.

«Если какой-либо стартап понимает, что ему нужна помощь с реализацией продукции, то, конечно, им нужно входить в „Сколково“ или „Иннополис“: у этих экономических зон большое количество связей»

«ВВЕДЕНИЕ НДС ПЕРЕЧЕРКНЕТ ВСЮ ПОДДЕРЖКУ И НАЛОЖИТ ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ НАГРУЗКУ»

И все же за всеми этими предложениями властей по налоговому маневру очень элегантно спрятано возможное повышение НДС на продажу софта с 0% до 20%. По сути, это должно нивелировать возможные потери, которые будут в бюджете от «недостатка» платежей от IT-компаний. И от этого, как считает Лев Матвеев, основатель компании «Серчинформ-Интеграция», специализирующейся как раз на разработке софта, пострадают многие представители отрасли. «Введение НДС для нашей компании скажется убытками и усложнением в финансовых процедурах. Но это только потому, что мы, как крупный бизнес, имеем запас прочности и выбить нас из рынка не так просто. Тем временем закредитованные вендоры, стартапы или компании с низкой прибыльностью (10 процентов и меньше) сильно пострадают, какие-то просто не выдержат введения НДС и исчезнут.

Предложения президента по снижению налога на прибыль до 3 процентов и уменьшению страховых взносов — меры не только ожидаемые, но и предлагаемые нами еще до карантина и кризиса. Тут ведь стоит понимать, что такие льготы для IT-компаний делают Россию привлекательной для высокотехнологичных (в том числе зарубежных) предприятий в перспективе. А это шанс вывести отечественный IT-рынок на новый уровень. Если говорить о краткосрочных результатах налоговых послаблений, то, конечно, они позволят существенно сэкономить. Основная статья расходов в нашем бизнесе — ФОТ, а значит, снижение страховых взносов позволило бы многим компаниям сохранить рабочие места.

Просто для кого-то эти меры стали бы спасением в кризис, для других, и нас в том числе, — дополнительным стимулом к развитию. Однако введение НДС в ответ на налоговый маневр перечеркивает всю поддержку и даже налагает на IT-отрасль дополнительную налоговую нагрузку», — сказал Матвеев корреспонденту «БИЗНЕС Online».

В свою очередь, большое количество IT-компаний просто не заметит этого повышения, так как они платят налоги по УСН. «Повышение НДС на продажу софта с 0 до 20 процентов нас никак не коснется, так как мы используем УСН. То есть у нас и у других таких же компаний с УСН нет подобного налога», — отмечает, к примеру, Доронин.

Кусков же считает, что если разработки какой-либо компании конкурентоспособны на внутреннем рынке, то повышение НДС не сильно скажется на ее экономике. По мнению Кускова, российский софт приобретают предприятия с участием государственного капитала, причем у многих нет иного выбора, кроме как покупать такую продукцию. А те организации, у которых есть выбор, предпочитают брать иностранный софт либо же пользуются встроенными в оборудование программами. А раз оборудование иностранное, то и установленный там софт тоже, естественно, зарубежный. «IT-компании, чтобы компенсировать потери от повышения налога на прибыль, просто увеличат стоимость софта, но его все равно приобретут, так как у государственных компаний нет иного выбора. А все это делается на государственные деньги, то есть на наши налоги. Так что мне кажется, что из-за повышения налога на НДС мало кто пострадает», — подытожил главный редактор Telecom Daily.

«IT-компании, чтобы компенсировать потери от повышения налога на прибыль, просто увеличат стоимость софта, но его всё равно приобретут, так как у государственных компаний нет иного выбора»

ЭКОНОМИЯ БУДЕТ СКРОМНОЙ, НО ЛИШНИЕ ДЕНЬГИ НЕ ПОМЕШАЮТ

Чтобы понять, насколько предложенные президентом России льготы помогут IT-компаниям, мы провели небольшое исследование. А именно: выбрали реально зарегистрированные в Татарстане IT-фирмы (их названия озвучивать не будем), которые специализируются на разработке компьютерного программного обеспечения, и проанализировали их финансовые показатели, включая налоговую нагрузку. Так сколько они сэкономят, будучи в ОЭЗ «Иннополис» и за ее пределами? Скажем сразу: компаний, в которых фонд оплаты труда составлял бы 80% себестоимости разработки, мы не увидели. Впрочем, возможно, это случайности выборки.

Начнем с крупных и стабильных фирм, ежегодно генерирующих прибыль. Так, фирма А — «дочка» известной компании с многомиллиардными оборотами, занимается разработкой баз данных и компьютерного ПО, созданная в 2017 году. В ее штате числится 51 человек. В 2019-м она получила выручку в размере 144,4 млн рублей, ее чистая прибыль составила 16,5 млн рублей. Налог на прибыль компания уплатила в стандартном размере — 20% от разницы между доходами и расходами, эта сумма составила 4,4 млн рублей. Выходит, что если бы фирма А получила льготы ОЭЗ «Иннополис», то заплатила бы в 10 раз меньше — около 440 тыс. рублей. Оставаясь вне особой зоны, подпадая под «путинские» льготы — налог на прибыль 3%, она заплатила бы немногим выше — 629 тыс. рублей.

Теперь о страховых взносах. Как известно, они формируются исходя из начислений зарплат сотрудникам. Так, в 2019 году фирма А начислила своему 51 работнику около 40 млн рублей зарплатного фонда, то есть среднемесячная зарплата составила около 65 тыс. рублей. Неплохо и в целом показательно для IT-компании. А отчислила на страховые взносы 14%: в пенсионный фонд — 4,1 млн рублей, в ФОМС — почти 1 млн, взносы на обязательное соцстрахование — 439 тыс. рублей. Когда предложения президента вступят в силу, то отчисления упадут с 14% до 7,6%.

Однако вся эта экономия обнуляется возвратом с 1 января 2021 года НДС на ПО. Например, фирма А заплатила бы в 2019-м НДС на 16,3 млн рублей — сумму, равную своей чистой прибыли.

Это данные крупной и солидной фирмы, хотя стоит заметить, что с 2017-го прошло только три года и, если бы фирма пользовалась льготами Иннополиса, она платила бы пониженный налог на прибыль до 2022 года. Если же мы возьмем фирму поменьше, то можем увидеть, к примеру, следующие цифры. Фирма Б зарегистрирована в Иннополисе, занимается разработкой ПО, имеет в штате 13 человек. В 2019 году получила выручку в 20,3 млн рублей и чистый убыток в 4,5 миллиона. Картина убыточности, прямо скажем, в IT-сфере, особенно начинающих компаний, вовсе не редкость. В 2018-м Б получила выручку в 16,2 млн и чистую прибыль — 316 тыс. рублей. Налог на прибыль был копеечным, по правилам ОЭЗ «Иннополис» — всего 11 тыс. рублей. Но вот страховых взносов она заплатила на 1,9 млн рублей — если бы они упали вдвое, то лишний миллион красивее смотрелся бы в статье «чистой прибыли».

Что касается налогов на землю, имущество и транспорт, то, скажем прямо, они для мелких IT-компаний не столь актуальны: имея офис с парой десятков компьютеров и пользователями Uber, вычислять их не понадобится. Другое дело — производство компьютерной техники, где нужна и земля, и производственные помещения.

Точного ответа, почему фирма А платит 20%, а фирма B — 2%, дать невозможно, не зная всех подробностей финансового отчета компаний. В пресс-службе ОЭЗ нашему изданию объяснили, что применение льгот возможно по утвержденной в соглашении технико-внедренческий деятельности. Ведение прочей деятельности (в сфере информационных технологий) осуществляется резидентами на общих основаниях при обязательном ведении раздельного учета доходов (расходов). К тому же, согласно законодательству, льготные ставки применяются к прибыли от деятельности, осуществляемой на территории ОЭЗ, при условии ведения раздельного учета доходов (расходов), полученных (понесенных) от деятельности, осуществляемой на территории ОЭЗ, и доходов (расходов), полученных (понесенных) при осуществлении деятельности за пределами территории ОЭЗ. Так что возможно, что именно по этим причинам фирма А и платит налог на прибыль в 20%.

Что касается налогов на землю, имущество и транспорт, то, скажем прямо, они для мелких ИТ-компаний не столь актуальны: имея офис с парой десятков компьютеров и пользователями Uber, вычислять их не понадобится

«ЕСЛИ НЕ САЖАТЬ НОВЫЕ РАСТЕНИЯ, ТО РОСТА НЕ БУДЕТ»

В рамках нашего запроса Халимов прислал и целый ряд своих предложений, которые призваны повысить конкурентоспособность российских компаний на мировом рынке. По его убеждению, поддержка IT-сектора не должна ограничиваться налоговыми льготами. Необходимо решать проблему нехватки высококвалифицированных кадров, объединяющую всех — от корпораций до стартапов. У Халимова есть соображения, как это можно исправить. Первое предложение — актуализировать образовательную базу за счет разработки единого стандарта обучения IT-специалистов с учетом рекомендаций бизнеса и открытия компаниями лабораторий в технических университетах, а также увеличить число мест в вузах по направлениям информационных технологий. Второе — надо стараться снизить отток наших разработчиков за рубеж. По данным опроса, проведенного Headhunter в декабре 2019 года, 65% IT-специалистов рассматривают возможность переезда за границу. Одним из решений могла бы стать «отраслевая» льготная ипотека под 2–3%.

Третье — для привлечения высококвалифицированных иностранных специалистов требуется упрощение миграционного законодательства и процедуры получения разрешения на работу. «Например, в Гонконге для сотрудников инновационных компаний, технологических стартапов за две недели оформляют рабочую визу на два года с возможностью столь же быстрого продления на аналогичный срок», — отметил собеседник.

Халимов считает, что для стимулирования IT-отрасли пригодятся и льготные кредиты под крупные цифровые проекты. Сейчас российский фонд развития информационных технологий при правительстве РФ выделяет разработчикам гранты по схеме 50% на 50%, но, по его мнению, этого недостаточно в масштабах страны. Кроме того, развитию отрасли способствовало бы софинансирование государством венчурного капитала. Халимов привел в пример Дубай, где с мая 2019 года действует программа по государственному софинансированию венчурных инвестиций по принципу «дирхам к дирхаму». «Аналогичное участие государства — „рубль к рублю частных инвесторов“ — необходимо и в России для запуска перспективных стартапов. Предложения венчурных инвесторов были представлены Владимиру Владимировичу Путину минувшей весной и пока на стадии рассмотрения», — рассказал глава ОЭЗ «Иннополис».

«Да, стартапы — это проекты высокого риска, но они обладают гибкостью и желанием реализовывать прорывные идеи. Можно заботиться только о том, что уже давно и предсказуемо дает плоды, но, если не сажать новые растения и не расширять площади, роста не будет», — подытожил Халимов.


Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/473815

avatar
  Подписаться  
Уведомление о