Пятница, 26 Апреля 2019 г. 06:43

ТОСЭРы Татарстана: в Челнах у китайцев – холодильники, а в Чистополе – свиные уши

10 апреля 2019 16:37

Федералы готовят законопроект, который будет лишать статуса ТОСЭР города и районы, не справившиеся с KPI

 

Правительство России решило больше не выдавать путевки в «налоговый рай» — там усиливают позиции чиновники, скептически оценивающие эффективность этого инструмента. Эксперты пророчат затяжную депрессию тем районам, которые живут поблизости с безналоговыми зонами, а сами ТОСЭРы тем временем соревнуются за показатели. Накануне форума «Это то, сэр!» в Нижнекамске «БИЗНЕС Online» рассказывает, каковы плюсы и минусы бизнеса на этих территориях.

 

Минэкономразвития совместно с минфином, минвостокразвития и минюстом готовят законопроект, предполагающий возможность снятия статуса ТОСЭР из-за невыполнения планов

 

«В ФИНАНСОВОМ БЛОКЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЕСТЬ ГРУППА СКЕПТИКОВ, КОТОРЫЕ НЕ ВЕРЯТ В ТОСЭР»

 

Статусы ТОСЭР, щедро раздаваемые постановлениями премьер-министра Дмитрия Медведева, возможно, выдали в феврале последний раз. Менделеевск запрыгнул в уходящий поезд, добившись желаемого статуса и обеспечив Татарстану пятую по счету площадку для инвестирования в республику.

В соответствии с протоколом совещания у первого зампреда правительства РФ — министра финансов РФ Антона Силуанова, которое прошло еще 29 января, поручено не принимать к рассмотрению предложения о создании новых ТОР на территориях моногородов. И сейчас вполне может пойти обратный процесс: не исключено, что лишать статусов ТОСЭР города, которые не выполняют KPI-показатели, будут так же активно. Минэкономразвития совместно с минфином, минвостокразвития и минюстом готовят законопроект, предполагающий возможность снятия статуса ТОСЭР из-за невыполнения планов.

Поводом может стать недостаточное количество рабочих мест, действующих резидентов и объема инвестиций. Документ планируют принять во время весенней сессии Госдумы.

Как сообщила «БИЗНЕС Online» зампред комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Госдумы Альфия Когогина, вопросы к качеству инструмента ТОСЭР действительно есть и подобное решение правительства связано с необходимостью проведения анализа эффективности созданных ТОСЭРов. «В финансовом блоке правительства была (и есть) группа скептиков, которые не верят в этот инструмент. Но они благодаря организованной профессиональной дискуссии сегодня в меньшинстве. За три года создано 78 ТОСЭРов в моногородах, в них зарегистрировано 327 резидентов, и примерно 30 процентов из них приходится на ТОСЭР „Набережные Челны“ и „Тольятти“, а в 18 нет ни одного резидента. По оценкам курирующего тематику моногородов вице-премьера правительства РФ Виталия Мутко, объем предоставленных льгот составил около 1 миллиард рублей, а налогов и отчислений в государственные внебюджетные фонды от резидентов ТОР поступило более 2 миллиардов рублей», — рассказала Когогина.

 

Альфия Когогина: «В целом, у меня нет опасений, что какой-то ТОСЭР на территории Татарстана будет досрочно закрыт»
Альфия Когогина: «В целом у меня нет опасений, что какой-то ТОСЭР на территории Татарстана будет досрочно закрыт»

 

Как пояснила парламентарий, в прошлом месяце Дума приняла в первом чтении законопроект, который устраняет изъяны действующих ТОСЭРов. Так, предлагается установить запрет на предоставление преференциального режима ТОРа банковским, страховым, клиринговым организациям, а также организациям, являющимся профессиональными участниками рынка ценных бумаг и негосударственными пенсионными фондами. В ближайшее время в Госдуму поступит еще один правительственный законопроект, который устраняет правовую неопределенность в случае прекращения существования ТОР на территориях моногородов. Так, для повышения ответственности в деле привлечения резидентов ТОРа законопроектом предлагается закрепить в качестве одного из оснований прекращения ТОРа на территории моногорода недостижение показателей, установленных в соглашении, в течение трех лет.

Когогина высказала и личную точку зрения: на данном этапе, по ее мнению, нужно не отнимать у регионов привлекательный инструмент, а помочь эффективно использовать его для развития моногородов. Челны, считает депутат, своим примером продемонстрировали возможности эффективного использования инструмента. На парламентских слушаниях в Госдуме, которые прошли в марте, результаты работы челнинской команды замминистра экономического развития Вадим Живулин назвал «впечатляющими».

В минэкономики Татарстана однозначно считают, что эффективность у ТОСЭРов есть. Как следует из ответа ведомства на запрос «БИЗНЕС Online», в 2018 году планировалось привлечь 30 резидентов в 4 ТОСЭРа, а привлекли 31. Об эффективности в минэкономики судят по двум показателям, которые резидент обязуется предоставлять: количество созданных рабочих мест и объем капвложений (без НДС).

За три года резидентами ТОСЭРов Татарстана инвестировано 5,5 млрд рублей и создано 2832 рабочих места. Подавляющая часть приходится на Челны. Здесь более 5,14 млрд рублей капвложений и 2725 новых рабочих мест. Чистополь, Нижнекамск и Зеленодольск привлекли 18 резидентов, из них 14 уже реализовывают свои инвестпроекты. В целом же все пять ТОСЭРов Татарстана за 10 лет должны создать 17630 новых рабочих мест и привлечь 66,9 млрд рублей в экономику республики, в том числе 37,8 млрд рублей капитальных вложений.

 

В минэкономики Татарстана однозначно считают, что эффективность ТОСЭР есть. Как следует из ответа ведомства на запрос БИЗНЕС Online, в 2018 году планировалось привлечь 30 резидентов на 4 ТОСЭР, а привлекли 31
В минэкономики Татарстана однозначно считают, что эффективность у ТОСЭРов есть. Как следует из ответа ведомства на запрос «БИЗНЕС Online», в 2018 году планировалось привлечь 30 резидентов в 4 ТОСЭРа, а привлекли 31

 

Что касается перспектив стать «лишенцами», то тут ведомство ссылается на закон, в соответствии с которым существование ТОСЭРа прекращается, если по истечении трех лет с даты принятия решения о его создании не заключено ни одного соглашения с резидентом или все ранее заключенные соглашения расторгнуты. Но отстающих в передовом Татарстане нет.

«В целом у меня нет опасений, что какой-то ТОСЭР на территории Татарстана будет досрочно закрыт, — считает Когогина, — так как наша мощная команда во главе с президентом Рустамом Минихановым нацелена на максимальную эффективность и точно добьется результатов. С другой стороны, поскольку татарстанские ТОСЭРы создавались одними из первых, являются одними из лучших, в ближайшие годы предстоит убеждать федеральное правительство продлить срок существования уже созданных ТОСЭРов. В весеннюю сессию мы ожидаем, что в Госдуму поступит правительственный законопроект, который устанавливает критерии эффективности работы ТОРов. Нам предстоит очень тщательная работа над тем, чтобы не навредить и не снизить инвестиционный потенциал моногородов».

 

ЧЕЛНЫ VS ТОЛЬЯТТИ: ПРОБЛЕМЫ С РАБОЧИМИ МЕСТАМИ И ЛИШЕНИЕ НАЛОГОВЫХ ЛЬГОТ

 

С критериями оценки эффективности, которые могут быть предложены федералами, не согласны сами кураторы ТОСЭРов. Эльдар Тимергалиев, замруководителя исполкома Челнов, считает, что, например, количество резидентов — это не показатель. «У нас есть компании, которым мы просто помогаем, сопровождаем — например, поставщики Haier, хотя они не резиденты. Показатель — выходит ли компания на производственную мощность, сколько продукции она производит. Надо смотреть в стратегии — будут ли резиденты оказывать эффект диверсификации или нет. Мы такие подсчеты провели и видим, что к 2022–2024 годам у нас будет четверть объема отгруженной продукции от резидентов. Это хороший показатель», — считает Тимергалиев.

 

Тимергалиев считает, что корректнее сравнивать ТОСЭРы не по общим итогам, так как даты рождения у всех ТОСЭРов разные, а по результатам прошлого года, когда все «статусные» города были примерно в равных условиях
Тимергалиев считает, что корректнее сравнивать ТОСЭРы не по общим итогам, так как даты рождения у всех ТОСЭРов разные, а по результатам прошлого года, когда все «статусные» города были примерно в равных условиях

 

Челнам в общем пока переживать за свою статистику и не стоит, потому что только за первый квартал 2019-го челнинская безналоговая зона завлекла в свои сети 15 резидентов с общей суммой вложений в 10,2 млрд рублей и обещанием создать 1690 рабочих мест, а за все три года существования в ТОСЭР вошли 44 резидента с 36,4 млрд рублей инвестиций. Тимергалиев считает, что корректнее сравнивать ТОСЭРы не по общим итогам, так как даты рождения у всех ТОСЭРов разные, а по результатам прошлого года, когда все «статусные» города были примерно в равных условиях. Но и здесь лидер очевиден — Челны с 13 резидентами, которые уже вложили 878,2 млн, а в целом пообещали 6,1 миллиарда.

К слову, по заявленным инвестициям от всех резидентов Челны уже почти приблизились к 10-летнему KPI-показателю в 38 миллиардов. Однако в дальнейшем достигать нормативов челнинцам будет сложнее, так как первый в России ТОСЭР на базе моногорода с начала года лишился самой мощной льготы — 7,6% страховых взносов на сотрудников вместо 30%. За истекший период челнинские резиденты сэкономили именно на этом пункте 305,5 млн рублей. Собственно, поэтому упор в работе будут делать на работу с имеющимися резидентами, оказывая им всяческое содействие в их деятельности. К примеру, в этом году планируют свои производства запустить 18 компаний, в числе которых один из самых масштабных проектов — завод стиральных машин китайской компании Haier с инвестициями в $50 миллионов. Да и не стоит забывать, что в планах Haier еще ряд заводов и в общей сложности $1 млрд инвестиций.

Челнинский ТОСЭР любопытно сравнить с Тольятти, который также является автоградом, сопоставимым по численности населения. Статус ими получен в сентябре 2016-го — через 7 месяцев после Челнов. Тем не менее на 1 января 2019-го по количеству резидентов собрат по ТОСЭР имел даже большее число официальных резидентов — 45 (Челны на 1 января имели 38 получателей налоговых преференций). Правда, тольяттинским резидентам зайти на территорию проще — у них входной порог всего 20 миллионов. А Челнам как первопроходцам сразу поставили границу в 50 млн рублей. И теперь из Челнов каждый год шлют заявки на его снижение. Вот и на днях вторую заявку отправили в надежде, что в апреле она будет рассмотрена. Как считает Тимергалиев, для IT-компаний сумму вложений необходимо снижать до 2,5 млн, а для остальных — до 20 миллионов.

 

Не стоит забывать, что в планах Haier еще ряд заводов и в общей сложности $1 млрд инвестиций
Не стоит забывать, что в планах Haier еще ряд заводов и в общей сложности $1 млрд инвестиций

 

Конечно, сумма вложений тольяттинцев отличается в разы — как заявленная, так и освоенная. Но, если судить по общим показателям, то резиденты автограда Самарской области установленной для 10 лет планки уже достигли. Причем в Тольятти контингент резидентов другой — более 80% проектов представляют собой именно местный МСБ. И даже самый дорогой проект — завод по производству плавленых сыров с ценником 4,4 млрд рублей — не из Китая, как челнинский Haier, а из столицы — от московского завода «Карат».

«У нас разный контингент инвесторов, — рассказал «БИЗНЕС Online» собственный источник в Тольятти, пожелавший остаться анонимным. — Челны — это в основном средний и крупный бизнес с большим объемом инвестиций и рабочих мест. Только 10 процентов проектов в Тольятти с иностранным участием или полностью иностранные. Эти две модели по идее должны быть реализованы в каждом регионе: у Челнов надо учиться тому, как работать с внешними инвесторами, а у Тольятти — как работать с МСБ. Ведь в среднем срок привлечения проекта с момента начала переговоров у крупных инвесторов составляет полтора-три года, а по малым проектам — полгода-полтора».

Еще один спорный показатель — количество рабочих мест. Для Тольятти эта планка вообще заоблачная — штат резидентов должен составить 24 тысячи работников, в Челнах — 10 тысяч. Но обе задачи маловыполнимые, считает тольяттинец. «На Тольятти тогда должна работать вся страна, — иронизирует наш источник. — За 10 лет работы в 36 ОЭЗ была создана всего 21 тысяча рабочих мест. А создать в одном ТОРе столько — это невозможно. Челнам тоже это будет проблематично».

Собеседник редакции в Тольятти считает, что проблема ТОСЭРов по стране в основном управленческая — в первую очередь отсутствие необходимых компетенций по сопровождению инвестпроектов и их привлечению. Этому никто нигде не учит, даже в «Сколково», хотя именно туда ездили все команды моногородов. Однако в том же Тольятти вся эта команда в течение полугода просто ушла на высокопоставленные должности. Но в Татарстане этот вопрос, по мнению источника, решен. Большей частью потому, что в регионе научились использовать местную идеологию как ресурс — историю края, культуру, национальные ориентиры подчинили общей доктрине для усиления позиций в работе с инвесторами. «За весь 2018 год на территорию Татарстана привлекли порядка 115 млрд рублей, из них 15-20 млрд — в чистом виде поддержка фондов для коммерческих компаний. А у нас раз в 10 меньше, потому что не так системно организована работа с крупным бизнесом по поддержке их проектов», — делится источник.

Прекращение льготы по страховым взносам предстоит испытать и Тольятти. Там считают, что это, безусловно, повлияет на процесс привлечения резидентов. Но территории все равно останутся привлекательными для крупного и высокотехнологичного бизнеса, где затраты на капвложения основных средств производства, приобретение оборудования значительно больше, чем нужное количество работников. Им выгоднее будет иметь льготу по налогу на имущество, нежели по страховым взносам. «Вот таким будет выгодно в ТОСЭР заходить, то есть крупнякам, на которых в Челнах и так ориентируются», — подытожил собеседник.

 

Рассказал Беляев и о проблемах. Два проекта с общей суммой инвестиций в 200 млн рублей не могут реализоваться в ТОСЭРе, потому что их нет в перечне разрешенных видов деятельности
Рассказал Беляев и о проблемах. Два проекта с общей суммой инвестиций в 200 млн рублей не могут реализоваться в ТОСЭРе, потому что их нет в перечне разрешенных видов деятельности

 

РЕДКИЕ, НО МЕТКИЕ

 

Нижнекамск, Зеленодольск и Чистополь получили статус одновременно. Однако к результатам пока пришли разным. Среди трех городов лидирует Нижнекамск. За прошлый год, напомним, замруководителя райисполкома по инвестициям, развитию МСП и ТОСЭРов Радмир Беляев завел на территорию 6 резидентов. Запущено производство у четырех резидентов из восьми, которые произвели и реализовали продукции на 50 млн рублей. Оставшиеся резиденты находятся в стадии запуска.

Беляев уверяет, что показатели по рабочим местам Нижнекамск даже перевыполнил — на 2018 год был установлен порог в 73 человека, а по факту создали 115 рабочих мест. По объему инвестиций план также будет перевыполнен за счет займа с ФРП для «Камэнергомаша». В целом же в Нижнекамск в этом году планируют привлечь еще 7 резидентов. Ближайшему в конце апреля должны предоставить заветный статус — с 1,6 млрд рублей инвестиций и 120 вакансиями откроет производство микрофибры Камский завод полимерных материалов. «Экоменеджмент», компания из Екатеринбурга, займется утилизацией медицинских отходов, батареек. Компания «Фотон» создаст производство автомобильных весов — проект оценивается в районе 80 млн рублей с созданием 30 рабочих мест. Также в ТОР зайдет некая турецкая компания по производству металлоконструкций с инвестициями в 300 млн рублей.

Рассказал Беляев и о проблемах. Два проекта с общей суммой инвестиций в 200 млн рублей не могут реализоваться в ТОСЭРе, потому что их нет в перечне разрешенных видов деятельности. А чтобы их туда внести, надо переписывать всю заявку ТОСЭРа и ждать около года. Подобную проблему, кстати, так или иначе, озвучивают многие кураторы ТОСЭРов и намекают на то, что должна быть какая-то более упрощенная схема. Второй момент касается учета капитальных вложений резидента, по которому тоже есть недопонимание в части того, как их учитывать — до получения статуса или после. Третий вопрос — это расхождение с бизнес-планом, которое не должно превышать 25%. Причем заставляют переделывать заявку и проходить бюрократические процедуры и тем, у кого деятельность оказалась значительно лучше, чем по бизнес-плану. И последнее — многие компании просто боятся не выполнить условий, из-за чего их могут лишить резидентства и сверху доначислить налоги.

 

Самый неожиданный проект зашел в конце прошлого года — компания «Цзин Фэн» откроет цех по мясопереработке, по изготовлению деликатесов из субпродуктов для стран Юго-Восточной Азии
Самый неожиданный проект зашел в конце прошлого года — компания «Цзин Фэн» откроет цех по мясопереработке, по изготовлению деликатесов из субпродуктов для стран Юго-Восточной Азии

 

Чистополь в плане развития ТОСЭР проснулся недавно. Правда, в какой-то момент в 2018 году чистопольцы даже переиграли Нижнекамск по количеству резидентов, но сейчас счет 8 к 5 в пользу города нефтехимиков. Самый неожиданный проект зашел в конце прошлого года — компания «Цзин Фэн» откроет цех по мясопереработке, по изготовлению деликатесов из субпродуктов для стран Юго-Восточной Азии. В ход пойдут свиные уши, пятачки, мочевые пузыри, шеи — всего 13 позиций. Все это считается деликатесом в Китае — там их особым способом маринуют, сушат, полукоптят, делают подобие чипсов и прочие блюда. Китайцы хотят вложить 80 млн рублей, в первый год трудоустроить 10 работников, а всего планируется взять 30 человек. Причем это стопроцентно экспортоориентированный проект, который находится в большой степени готовности. Китайцы уже начали строительство корпуса и через месяц планируют поставить оборудование и сразу выйти на плановые мощности.

Замглавы Чистополя по экономике Лейсан Кашапова утверждает, что их резиденты редкие, но меткие и большинство находятся на этапе перерезания красной ленточки. В июне с участием президента намерены открыться сразу три участника ТОСЭРа. ООО «Обувная компания «Барс» монтирует оборудование, ООО «Камлит» с инвестпроектом строительства завода по производству комплектующих для погружных энергоэффективных УЭЦН оборудование уже поставили. Что отличает Чистополь от конкурентов — это то, что все проекты гринфилд-формата, размещаются в индустриальном парке и строятся с нуля. На подобные условия сложнее привлекать резидентов, нежели Челнам и Нижнекамску, где вместе с налоговыми льготами дают готовые производственные площадки. Именно поэтому свои показатели Чистополь не выполнил, несмотря на самый низкий входной порог, который составляет 2,5 милллиона. В первый год деятельности в ТОСЭР должны были зайти 10 резидентов, а зашли только 5, но зато все проекты имеют статус инвестиционно масштабных, проходят двойную защиту и по инвестициям весьма крупные для маленького Чистополя.

 

Замглавы Чистополя по экономике Лейсан Кашапова утверждает, что их резиденты редкие, но меткие и большинство находятся на этапе перерезания красной ленточки
Замглавы Чистополя по экономике Лейсан Кашапова утверждает, что их резиденты редкие, но меткие и большинство находятся на этапе перерезания красной ленточки

 

Зеленодольский ТОСЭР вроде как и выглядит наравне с Чистополем, но собственные источники утверждают, что по факту у них не выполнен ни один KPI-показатель, кроме количества резидентов. Зульфат Хайруллин, замруководителя исполкома по ТОСЭРу, утверждает, что два резидента из пяти уже вот-вот запустятся: это производственный комплекс по обработке металлических изделий «Гефест» и фабрика мягких контейнеров на производственных мощностях ПОЗиСа, которая намерена производить биг-беги и упаковочные мешки. Главная беда Зеленодольска такая же, как и у Чистополя, — малое количество площадей формата браунфилд. «У нас есть несколько потенциальных резидентов, которым нужны такие площадки, но нам нечего им предложить. В Зеленодольске все занято. Есть буквально два-три помещения, но там либо высота потолков, либо мощности не устраивают. Правда, сейчас работаем в этом направлении, ищем девелоперов, с нашими и московскими фирмами прорабатывается вопрос, чтоб построили помещения для сдачи в аренду», — поделился куратор ТОСЭРа.

В этом году в Зеленодольске планируют привлечь в район еще четырех резидентов, деятельность которых касается производства молочных продуктов, пластиковых изделий, ремонта спецтехники, логистики. И еще рассчитывают на новый продукт от ФРМ — займы от 10 до 250 млн под банковские гарантии под 0 процентов до 15 лет. Хайруллин считает, что это интересный продукт привлечения инвестиций, и в Зеленодольске рассчитывают его получить.

 

В этом году в Зеленодольске планируют привлечь в район еще 4 резидентов, деятельность которых касается производства молочных продуктов, пластиковых изделий, ремонта спецтехники, логистики
В этом году в Зеленодольске планируют привлечь в район еще  четырех резидентов, деятельность которых касается производства молочных продуктов, пластиковых изделий, ремонта спецтехники, логистики

 

МЕНДЕЛЕЕВСК: «ГАЙКИ КРУТИТЬ — ЭТО НЕ НАШ БИЗНЕС»

 

Глава Менделеевска Валерий Чершинцев так и не выдал секрета, кто станет их первым резидентом, опасаясь конкуренции и сославшись на предстоящий инвестфорум в Нижнекамске. По его словам, именно на этом мероприятии планируется подписание трехсторонних соглашений с резидентами исполкомом и АИР, причем, намекнул Чершинцев, инвесторы будут не из Татарстана и приедут издалека: «Цели перед нами поставлены не такие большие, мы их перевыполним в несколько раз. Интерес к нашей площадке большой — каждый день есть предложения, и мы их отрабатываем совместно с минэкономики и минпромторгом». Менделеевск, напомним, уже заключил 15 соглашений о реализации инвестпроектов. Всего же город должен освоить 4,8 млрд рублей (в том числе капвложения составят 3,5 млрд рублей) и создать 630 новых рабочих мест.

При этом конкурентным преимуществом своего ТОСЭРа Чершинцев считает саму территорию. «Три года назад я внес предложение об изменении границ муниципального образования и часть территории района перешла в город. Это главное преимущество, что у нас есть немаленькая территория вне города, которая в то же время входит в его границы. Сегодня производства, в том числе и вредные, могут размещаться именно на этих площадях», — озвучил Чершинцев.

Однако не все в Менделеевске разделяют оптимизм Чершинцева. Например, директор ООО «Энергия солнца» Алексей Жуйков считает, что ТОСЭР — это возможное благо лишь для пришлых резидентов, но не для местных. Компания Жуйкова занимается строительством солнечных электростанций уже пять лет и планировала примерить резидентство на себя. Однако в компании пришли к выводу, что ТОСЭР им невыгоден. «У нас высокоинтеллектуальный вид деятельности, и бухгалтерия работает на аутсорсинге, а нам надо минимум 10 человек на работу устроить с нормальной зарплатой. Посчитав налоги резидента и те, которые мы платим сейчас, мы пришли к выводу, что никакой выгоды иметь не будем. Еще и специалистов таких нет, которых можно было бы на работу взять в маленьком Менделеевске. У нас задействованы несколько человек, живущие в других городах. И потом — нужны же условия. Мне предлагали базу на территории города взять в аренду по 100 рублей — там ни канализации, ни отопления, ни водопровода. Зачем мне эти склады неотапливаемые, сырые? У меня ведь не лесопилка. У нас каждая деталька на вес золота, и она боится сырости. А гайки крутить и табуретки делать — это не наш бизнес», — эмоционально заявил Жуйков.

 

«УБОГИЕ ЛОСКУТЫ» И ЗАТЯЖНАЯ ДЕПРЕССИЯ

 

Создавать ТОСЭРы не в моногородах, а в райцентрах, у которых большое плечо маятниковой миграции, чтобы ее немного приостановить, призывает руководитель консалтинговой компании «Верное решение» Сергей Маслехин. Он считает, что в идеале налоговые преференции нужны на всей территории страны, но сделать это нереально, поэтому лучше сконцентрироваться на отдельных «убогих лоскутах».

Сергей Маслехин: «Крупные города, которые и так прекрасно развиваются без ТОРов, оттянут последних инвесторов и кадры. И в маленьких городах их будет просто бесполезно создавать»
Сергей Маслехин: «Крупные города, которые и так прекрасно развиваются без ТОРов, оттянут последних инвесторов и кадры. И в маленьких городах их будет просто бесполезно создавать»

 

«Тукаевский, Мензелинский, Мамадышский, Сармановский районы — вот там. Там точками роста могут быть промпарки. А практика создания ТОСЭРов в моногородах порочная. Я бы Челнам и Нижнекамску статус ТОСЭР вообще не давал или дал бы в последнюю очередь — после Елабуги, Камских Полян, Менделеевска и Чистополя. Потому что крупные города, которые и так прекрасно развиваются без ТОРов, оттянут последних инвесторов и кадры. И в маленьких городах их будет просто бесполезно создавать — они конкуренции не выдержат. Или их создание надо откладывать лет на 10, когда эти инвесторы сливки снимут и новые придут. Эти районы, которые и так были депрессивными, еще депрессивнее станут. Это очевидно. У нас перестали заполняться индустриальные парки, которые находятся вне ТОРов. В Мамадыше например, Актаныше. Хотя там предпосылки развития есть. Я бы предложил создать ТОР, который будет называться «Индустриальные парки». Он имеет географическую структуру, это перечень промплощадок, которые прошли аккредитацию при каком-либо органе госвласти. И вот только на них нужно распространить статус ТОРа. Они, как правило, все в сельской местности», — уверен эксперт.

Глава Кукморского района Сергей Димитриев подтвердил, что у территорий, которые соседствуют с ТОСЭРами, уже есть сложности, и выразил свою обеспокоенность засильем ТОСЭРов. «Инвесторы, с которыми мы общаемся и которые готовы инвестировать не только по Татарстану, но и по России, в первую очередь рассматривают площадки ТОСЭРов. Нам еще труднее, потому что Вятские Поляны получили недавно статус ТОСЭр, а они находятся в 12 километрах от нашей промплощадки», — признался глава. Но, несмотря на это, инвесторы пока идут в Кукмор, причем весьма крупные. К примеру, «Башмилк» хочет организовать самый большой молокозавод в Европе. И для него в первую очередь было важно наличие сырьевой базы, которой в Кукморе обещали обеспечить. Кроме того, как резидент промпарка проект и так получит преференции: освобождение от земельного и имущественного налогов на 10 лет, готовую инфраструктуру, дороги и электроэнергию по льготной цене 2 рубля за кВт. Да и кукморские валенки — это уже бренд.

 

Сергей Димитриев подтвердил, что у территорий, которые соседствуют с ТОСЭРами, уже есть сложности, и выразил свою обеспокоенность засилием ТОСЭРов
Сергей Димитриев подтвердил, что у территорий, которые соседствуют с ТОСЭРами, уже есть сложности, и выразил свою обеспокоенность засильем ТОСЭРов

 

Мнение о том, что районы вблизи ТОСЭРов ожидает затяжная депрессия, весьма распространено. Наш тольяттинский источник намекнул на то, что подобные проблемы испытывают и в Самарской области. И для этих территорий теперь нужно придумывать другие инструменты, как им выживать, развивать агломерацию. «У нас есть города небольшие, которые находятся в худших условиях, чем моногорода. Из Жигулевска часть инвестпроектов перетекает в Тольятти. Они не могут предоставить своим инвесторам, даже действующим компаниям, хотя бы приближенные ко льготным условия», — констатирует наш собеседник.

И тем не менее эксперты считают ТОСЭР эффективным инструментом. В социальном плане она очевидна: приход иностранных компаний, которых у нас обычно облизывают, способствует строительству школ и садиков, а также реконструкции дорог и их освещению. В конечном итоге горожане от этого тоже получают пользу. «Для предприятий ТОСЭРы однозначно эффективны, потому что льготы резидента позволяют снизить налоги на 20–53 процентов, а это серьезная экономия — от 2 до 5 процентов от выручки в разных ситуациях. Налоговая система в России — реальный тормоз экономики, никак не стимулирующий развитие обрабатывающего производства. А ТОРы — реальная отдушина бизнеса, который может платить белую зарплату и реально экономить себестоимость, не боясь санкций и преследования. Для муниципального бюджета тоже есть эффективность, для республиканского — опыт показывает, что да, для федерального — тем более. Например, НДФЛ, который платится с первого дня трудоустройства людей и идет в местный бюджет, значительно перекрывает те преференции, которые могут быть предоставлены муниципалитетом резидентам, или от 6 до 10 лет налоговых каникул по арендной плате за землю, которая представляет собой копейки, или налог на землю по сравнению с объемом НДФЛ, который платится в бюджет», — приводит свои доводы Маслехин.

Хотя в целом эксперт признает, что пока рано оценивать реальную эффективность, так как ТОСЭР — это долгосрочный проект. Окупаемость проекта резидента и бюджетный эффект наступают не быстро. По прогнозам Маслехина, бюджет может почувствовать результаты не раньше 2024 года, когда сравняются льготы резидентов по налогам (выпадающие доходы бюджета) и отчисления налогов (доходы бюджета). «Но в целом все 82 ТОСЭРа в моногородах станут еще более эффективными, когда набор налоговых льгот приравняют к ТОРам Дальнего Востока — уберут порог входа в три года. Потому что программа развития ТОСЭРа рассчитана на 10–15 лет, а не на три года активного входа, а также упростят процедуру и приведут нормативную базу в порядок», — считает Маслехин.

Последние же тенденции в правительстве Маслехин прокомментировал, призывая не вестись на посулы, что ТОСЭРов больше создавать не будут. «Я даже думаю, что точка невозврата будет в январе следующего года, когда все ТОСЭРы подведутся под единый инструмент: общая нормативка по промпарккам, особым экономическим зонам и ТОСЭРам, — прогнозирует эксперт. — Вот тогда надо будет создавать их по новым правилам. А по поводу кандидатов на вылет… Смотря что пропишет в своих документах минэкономразвития. На самом деле лишение статуса — это не так страшно, если будет прописано, что права и гарантии имеющихся резидентов будут сохранены, если это исполком не выполнил планы, а не имеющиеся резиденты».

avatar
  Подписаться  
Уведомление о