Вторник, 20 Ноября 2018 г. 00:44

«В ближайшие две недели рубль будет очень слаб»

11 Ср, 16:05 @KazanFirst

Положение национальной валюты может вернуться к показателям 2015 года.

В пятницу, 6 апреля, Минфин США опубликовал список из 38 физических и юридических лиц, попавших под санкции, которые подразумевают заморозку их активов, арест недвижимости и возможных банковских счетов на территории США, а также запрет на въезд в страну. Это привело к резкому выходу инвесторов из рублевых активов и уход в валюту.

Уже в понедельник, 9 апреля, курс рубля резко упал по отношению к доллару и евро. Во вторник, 10 апреля, евро превысил отметку в 78 рублей — впервые с апреля 2016 года, а доллар поднялся выше 63 рублей.

Между тем ЦБ и Минфин России продолжают сохранять спокойствие, а премьер-министр страны Дмитрий Медведев на встрече с президентом России Владимиром Путиным заявил о том, что ситуация в экономике «абсолютно стабильная». Однако эксперты уверены, что правительственным учреждениям нынешняя ситуация даже на руку.

 

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина, комментируя обвал фондовых рынков и курса рубля, отметила, что случившееся не несет рисков финансовой стабильности России. По ее словам, все происходящее — не обвал и не кризис, а коррекция рынков после последствия введения санкционного списка.

— На наш взгляд, сейчас таких рисков нет, нет необходимости применять какие-то системные меры. Мы отслеживаем ситуацию и по мере необходимости какие-то коррекции, возможно, и будем вводить. Да, естественно, валютный курс — это один из каналов влияния на инфляцию, но не единственный. У нас отработан весь инструментарий, который позволяет ограничивать влияние таких событий на инфляцию. Сейчас, вы знаете, инфляция исторически низкая — по последним данным, где-то 2,4%, — сказала Набиуллина. — Те события, которые произошли, естественно, они вызывают коррекцию рынков, которая сейчас и наблюдается. Как в таких случаях происходит, первые дни после события бывает повышенная волатильность. Еще много неопределенности для инвесторов, для участников рынка, не совсем понятны последствия, границы этих последствий, идет осмысление. Я уверена, экономика и финансовая сфера к этому адаптируются.

Такую спокойную позицию «принятия» Центробанком ощутимого ослабления рубля объяснил директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев. Он отметил, что от текущей ситуации выигрывает российская казна, которой полезен слабый рубль при высоких ценах на нефть. Так что, вероятно, ни Минфин, ни ЦБ РФ не против данного сценария. При этом собеседник полагает, что введение административного регулирования валютного рынка пока очень маловероятно.

Эксперт отмечает, что к концу недели негатив должен сойти на нет, но это не решит проблему в корне.

— Спекулянты как на валютном, так и на фондовом рынках приступят к покупкам. Однако фундаментальный негатив серьезен. Ясно, что санкции будут только ужесточаться. И самый больной вопрос — это, конечно, курс рубля. Банк России обладает резервами в размере почти $460 млрд. Однако в России ЦБ РФ таргетирует инфляцию, а не валютный курс. Есть все шансы, что рублевые пары могут на короткий период вернуться к уровням 2015 года. Тогда, 23-25 августа 2015 года, доллар стоил 71,4 рубля, а евро торговался по 83,1 рубля, — заключил собеседник.

В целом позитивных прогнозов мало: рынки оказались не готовы к санкциям. Генеральный директор ИК «Харитонов Капитал» Максим Харитонов считает, что в ближайшие две недели рубль будет очень слаб и волатилен по отношению к доллару и евро: эмоциональное восприятие нового пакета санкций слишком острое, к нему добавляется непредсказуемость, которая, собственно, и напугала инвесторов.

— Рынки после «кремлевского доклада» были не готовы к новым ограничениям. Кроме того, в списке персоналий, против которых вводятся санкции, некоторые люди оказались совершенно непредсказуемым образом. Например, Андрей Скоч, у которого вообще непубличный бизнес и небольшой размер активов. Авторы санкций как бы говорят — «мы можем включить туда любое лицо по своему желанию», и это пугает рынки. Для рубля в ближайшие дни вероятен подъем до 65 к доллару, но не выше: к этому моменту иностранные инвесторы, испугавшиеся санкций, закончат выходить из рублевых активов, а Минфин и ЦБ, наоборот, наладят поток интервенций, сдерживающих падение курса. Эмоциональная реакция спадет, правительство объявит о мерах, которые будут предприниматься для поддержки компаний, попавших под санкции, и позиционная торговая война с развитыми странами продолжится. Впрочем, сейчас она приносит не только вред, но и пользу: цена нефти, отражая напряженную ситуацию в Сирии, готова подняться выше $70 за баррель Brent и закрепиться там. OPEC готова заключить с Россией долгосрочное соглашение об ограничении добычи. А ЧМ-2018 будет ознаменован хорошим притоком валюты в страну в размере около 0,5-0,7 млрд. Эти средства будут конвертированы в рубль и поддержат его, — уверен Харитонов.

Он также отмечает, что с точки зрения физлиц бежать в обменный пункт поздно, но можно покупать валюту для отпуска, как обычно. Россия уже четыре года живет в условиях санкций со стороны развитых стран, экономика приспособилась, поэтому эмоциональная реакция будет недолгой, а понимание, как вести долгую позиционную войну, есть и у бизнеса, и у правительства.

— Высокий уровень поддержки рублю обеспечивает дорогая нефть, перешедшая после снижения прошлой недели в фазу роста и уже обновившая отметки выше $69,5. Надо отметить, что при столь высокой стоимости барреля рубль выглядит неоправданно слабым не столько из-за общего падения рынка, сколько в результате проводимых с конца прошлого года масштабных интервенций ЦБ и Минфина. Собственно, еще до введения новых санкций курс рубля был существенно ниже справедливого в результате формирования профицита рублевой ликвидности, выливаемой на рынок в рамках скупки государством валюты, — высказал также мнение генеральный директор компании «Мани Фанни» Александр Шустов. 

По его мнению, для того чтобы укрепить рубль сейчас, в отличие от ситуации 2014 года, не нужно даже тратить сформированные валютные резервы — достаточно просто ненадолго отпустить национальную валюту и дать ей укрепиться самостоятельно.