Среда, 21 Октября 2020 г. 22:33

«В одной корзине жалобы – «мало дают», в другой – «много берут»!»

7 октября 2020 10:53

Количество субъектов малого и среднего бизнеса, участвующих в госзакупках в Татарстане, снижается

«Насколько взимание платы вписывается в меры поддержки?» — задались вопросом на вчерашнем заседании общественного совета ЦОП «Бизнес против коррупции». Малый бизнес предложил не платить за участие в торгах. Однако руководитель агентства по госзаказу РТ Яков Геллер инициативу не поддержал: по его словам, затраты собственников площадки на проведение одной процедуры достигают 5 тыс. рублей, а сами они работают в минус. О том, удалось ли прийти к консенсусу, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Гульнара Сергеева рассказала, что по итогам последних трех лет (с 2017 по 2019 годы) количество субъектов малого предпринимательства, участвующих в закупках в Татарстане, снижается

КОЛИЧЕСТВО ЗАКУПОК МСБ В РТ СНИЗИЛОСЬ, ОБЪЕМЫ — ВОЗРОСЛИ

Обсуждению закона о закупках посвятили вчерашнюю встречу чиновников и представителей бизнеса в Торгово-промышленной палате. Это, к слову, первое после начала коронавируса очное заседание общественного совета центра общественных процедур (ЦОП) «Бизнес против коррупции».

Перед началом обсуждения сопредседатель ЦОПа Гульнара Сергеева рассказала, что по итогам последних трех лет (с 2017 по 2019 год) количество субъектов малого предпринимательства, участвующих в закупках в Татарстане, снижается. Однако на этом фоне идет определенный рост по объемам закупок. Общая сумма контрактов на госзакупки по №223-ФЗ по республике за тот же промежуток времени выросла в 2 раза: с 201,5 млрд рублей в 2017 году до 401,5 млрд в 2019-м. В секторе малого и среднего бизнеса показатели снизились: с 65,7 млрд рублей до 60,7 миллиарда. Уменьшилась, соответственно, и экономия для государства.

Кроме того, спикер уверена, что при осуществлении закупок необходимо обратить более пристальное внимание на качественные и временные критерии: т. е. своевременность поставки и качество исполнения. Многие участники закупок поступают наоборот, ставя во главу угла экономию средств, и с этим надо работать, констатировала спикер. Однако каких-то более конкретных мер достижения данных критериев ею озвучено не было.

Гендиректор агентства по госзаказу Яков Геллер рассказал собравшимся о существовании республиканского маркетингового центра (РМЦ), созданного с подачи президента РТ Рустама Минниханова. Центр призван продвигать на рынке сбыта малый бизнес республики, напомнил он.

«БИЗНЕС Online» подробно рассказывал об этом нововведении: организаторами новой площадки с легкой руки президента РТ стали минэкономики, ЦЭСИ и агентство по госзаказу Татарстана. Главный инструмент маркетингового центра — агрегатор функций «Биржевая площадка». Он состоит из закупочного модуля, каталога предложений, каталога сделок, каталога потенциальных инвестиционных ниш и сайта поддержки бизнеса smb.zakazrf.ru. «По сути, на этом портале, кроме различной информационной и аналитической информации, мы внедрили такого „паука“, который вытягивает всю информацию о заказах из всех регионов страны и публикует на нашем портале, чтобы наши поставщики и производители не ограничивались только своей республикой, а могли работать на закупочных площадках в других регионах», — объяснял Геллер.

В этом году с помощью РМЦ 4,5 тыс. представителей малого и среднего бизнеса республики получили выручку в размере 71 млрд рублей. По словам Якова Вениаминовича, этот опыт Татарстан помогает внедрять и в других регионах.

Вопрос об участии субъектов малого и среднего предпринимательства в электронных торгах вызвал возмущение Геллера

КАК СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ЭЛЕКТРОННЫЕ ПЛОЩАДКИ НЕ ВЗИМАЛИ ПЛАТУ С МСБ?

Бо́льшую часть проблем на встрече обозначил представитель Региональной лизинговой компании РТ Александр Лямин. Он осветил проблему предоставления преимуществ организациям инвалидов при совершении госзакупки. Очевидно, что проблема не в самом предоставлении преимуществ таким организациям, а в чрезмерно строгом регламентировании, дал понять Лямин. Согласно законодательству, преференции, установленные законом о контрактной системе, предоставляются исключительно общероссийским организациям инвалидов и не распространяются на межрегиональные, региональные и местные организации.

«Это проблема нашего законодательства, и мы считаем, что подобное — некое ограничение права аналогичных организаций в получении преимуществ», — обратил внимание Лямин, предложив внести изменения в законодательство путем уточнения 29-й ст. №44-ФЗ.

Собравшиеся поддержали спикера, единогласно одобрив внесение соответствующих поправок. А вот следующий поднятый им вопрос — об участии субъектов малого и среднего предпринимательства в электронных торгах — вызвал возмущение Геллера.

Лямин напомнил, что постановлением правительства РФ №1352 в стране определен перечень компаний-заказчиков, которые должны в обязательном порядке осуществлять закупки у малого и среднего бизнеса. Число таких предприятий с каждым годом растет. «Также законодательство устанавливает, что объем таких закупок должен быть не менее 20 процентов. Из них 18 процентов — прямые закупки у субъектов малого и среднего предпринимательства, проводимые путем торгов», — обратил внимание спикер. Он также напомнил, что данные закупки проводятся исключительно в электронной форме и только на тех торговых площадках, которые определены соответствующим постановлением правительства. И здесь возникает проблема.

И заключается она в том, что в соответствии с постановлением правительства №564 с представителя МСБ оператором электронной площадки может взиматься плата за участие в конкурентной закупке. Она составляет не менее 1% от начальной максимальной цены контракта, но не более 2 тыс. рублей. При этом по 223-й статье ФЗ такого ограничения нет: здесь площадки сами устанавливают предельную стоимость и, соответственно, проценты.

«Проанализировав, мы пришли к следующим цифрам: средняя стоимость от оплаты победителя закупки по 223-му ФЗ составляет 1 процент от НМЦ (начальной максимальной цены контракта — прим. ред.), но не более 5 тыс. рублей. Таким образом, вроде как законодательство, с одной стороны, предоставляет преимущества малому и среднему предпринимательству. Да, одна пятая пирога, условно, за вами. Но, с другой — чтобы получить эту одну пятую, вы должны заплатить. Возникает вопрос: а почему стоимость такой победы по 223-му ФЗ больше, чем по 44-му? И следующий: является ли взимание такой платы мерой поддержки в целом?» — задавал риторические вопросы спикер.

Лямин обратил внимание собравшихся, что образовавшаяся вследствие этого дополнительная финансовая нагрузка, скорее всего, ляжет на плечи покупателя. Предприниматель скорее заложит ее в стоимость поставляемых товаров и услуг, чем проспонсирует из собственного кармана.

«Поэтому наше предложение следующее. Раз уж мы законодательно поддерживаем малое и среднее предпринимательство, [следует] исключить плату за участие в электронных закупках для таких субъектов предпринимательства», — предложил он. При этом, принимая во внимание, что операторы таких площадок являются коммерческими организациями и выпадающие доходы им нужно компенсировать, он предложил учесть их в рамках национального проекта «Малая и средняя предпринимательская поддержка индивидуальных предпринимательских инициатив». «Это будет действенная мера. Мы с коллегами так считаем», — подытожил выступающий.

«Мы работаем по малому бизнесу на площадках в убыток. Себестоимость проведения одной процедуры — порядка 5 тысяч рублей»

«ВОПРОС РАБОТЫ ЭЛЕКТРОННЫХ ПЛОЩАДОК РАССМАТРИВАЕТСЯ НА УРОВНЕ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА!»

Геллер, впрочем, инициативу не оценил. «Я бы попросил: когда речь касается работы федеральных государственных площадок (а я представляю нашу татарстанскую площадку, ставшую федеральной), ну привлекайте специалистов, знакомых с реальным положением дела!» — возмутился он.

Глава агентства по госзаказу добавил, что все жалобы в нашей стране, образно выражаясь, можно было бы сложить в две корзины. «В одной корзине жалобы — „мало дают“, а в другой — „много берут“», — констатировал он. «Давайте тогда мы для малого бизнеса отменим проценты по кредитам, плату за материалы, на стройбазах получаемые, отменим расходы на транспорт… Вы извините, но этот вопрос — работы электронной площадки и других — настолько дискуссионный. Его надо обсуждать среди специалистов!» — призвал Геллер.

Сопредседатель центра общественных процедур Сергеева в ответ попросила не горячиться. «Яков Вениаминович! Ну вообще мы эту площадку рассматриваем и для внесения изменений и предложений на федеральном уровне тоже», — обратилась она к коллеге, напомнив, что продвигать выносимые здесь решения готов и замглавы комиссии Госдумы по поддержке МСП Айрат Фаррахов.

«Поверьте мне! Вопрос работы электронных торговых площадок рассматривается на уровне премьер-министра России. И когда молодой человек говорит, что ограничение… Мы работаем по малому бизнесу на площадках в убыток. Себестоимость проведения одной процедуры — порядка 5 тысяч рублей», — подсчитывал затраты Геллер. Компенсировать расходы коммерческих электронных площадок из бюджета в здравом уме никто не станет, считает он.

В ответ Сергеева предложила создать отдельную рабочую группу — для более детального рассмотрения вопроса.

ПУНКТ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ УКАЗАНИИ СТРАНЫ-ПОСТАВЩИКА ПРЕДЛОЖИЛИ ЛИКВИДИРОВАТЬ

К такому же решению пришли и по третьему вопросу, который поднял Лямин. Он касался еще одного новшества законодательства: об обязательном указании страны происхождения товара в заявке на участие в закупке по №44-ФЗ. С 1 января 2020 года все участники закупки при подаче заявки на аукцион или открытый конкурс обязаны соблюдать это условие, которое в конечном счете ведет к ограничению конкуренции, уверен спикер. «Еще в 2016 году своим письмом федеральная антимонопольная служба указала, что закон о контрактной системе не обязывает участников закупки иметь в наличии товар в момент подачи заявки. Данная позиция ФАС России была поддержана решением Верховного суда РФ», — просветил он собравшихся.

Однако требование, которое оспаривал Лямин, подразумевало ровно это: что потенциальный участник закупки уже должен иметь на руках данный товар, чтобы знать, из какой страны он произошел. Но одна и та же техника одного и того же производителя может делаться в нескольких государствах, обратил внимание спикер.

«Если вдруг выяснится, что изначально участник закупки декларировал страну происхождения „Китайская народная республика“, а в процессе исполнения контракта нашел аналогичный товар, допустим, производства РФ. Тем самым у нас создаются преимущественные условия тем участникам закупки, которые уже имеют в наличии достаточное количество требуемого к поставке товара и могут с уверенностью его вписать в заявку», — на пальцах объяснил он.

Все это, по словам Лямина, противоречит закону о защите конкуренции. Например, заказчик умышленно может сформировать задание на закупку таким образом, что в определенный момент времени они будут в наличии только у одного конкретного поставщика. Поэтому спикер предложил оставить поставщиком указание страны поставок только в отдельных случаях: например в случае полного запрета поставки иностранных товаров.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/483034

avatar
  Подписаться  
Уведомление о